#459

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 15/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: защита по назначению; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

11.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба К.П.О. в отношении адвоката З.А.Ю., в которой заявитель сообщает, что адвокат осуществлял его защиту в ходе предварительного следствия по уголовному делу. Адвокат не знакомился с материалами уголовного дела, не разъяснил необходимость примирения с потерпевшим, не обратил внимания, что заключение эксперта не обладает признаками исследования, а выводы не основаны на нормативных актах, не присутствовал при предъявлении обвинения, что подтверждается отсутствием его подписи в протоколе допроса в качестве обвиняемого.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • заключения эксперта от 15.01.2015 г.;
  • протокола допроса обвиняемого от 23.10.2015 г.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснил, что он осуществлял защиту заявителя, в порядке ст. 51 УПК РФ, на стадии предварительного следствия, в период с 19.10.2015 г. по 26.10.2015 г. Адвокат участвовал в допросе заявителя в качестве подозреваемого, разъяснил ему процессуальные права. К.П.О. сообщил, что он признаёт свою вину в совершении ДТП и раскаивается в содеянном. Также адвокат принимал участие в ознакомлении с постановлением о назначении автотехнической и судебно-медицинских экспертиз, заключениями экспертов, участвовал в допросе заявителя в качестве обвиняемого, ознакомлении с материалами дела. Участие адвоката в следственных действиях подтверждается его подписью в соответствующих протоколах.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 23.10.2015 г.;
  • протокола допроса обвиняемого от 23.10.2015 г. Заявитель К.П.О. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

В заседании комиссии адвокат З.А.Ю. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат З.А.Ю. осуществлял защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ на стадии предварительного следствия в период с 19.10.2015 г. по 26.10.2015 г.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В жалобе заявитель утверждает, что при его допросе в качестве обвиняемого адвокат отсутствовал, что подтверждается представленной комиссии копией протокола допроса обвиняемого от 23.10.2015 г. При этом, комиссия отмечает, что в этой копии протокола отсутствует также и подпись следователя, что не позволяет сделать вывод о её легитимности и достоверности. В свою очередь, копия протокола допроса обвиняемого от 23.10.2015 г., представленная адвокатом, содержит все подписи, что опровергает довод заявителя о том, что адвокат не участвовал в данном следственном действии.

В отношении довода жалобы о том, что адвокат не разъяснил необходимость примирения с потерпевшим, комиссия отмечает, что обстоятельства, указанные в ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ создают право, а не обязанность примирения с потерпевшим. Кроме того, из документов, представленных в материалы дисциплинарного производства по жалобе заявителя в отношении адвоката Г.А.С., усматривается, что уголовное дело в отношении К.П.О. было прекращено за примирением с потерпевшим. Данное обстоятельство указывает на осведомлённость заявителя о возможности такого примирения и не позволяет считать рассматриваемый довод жалобы обоснованным.

Далее комиссия отмечает, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Исходя из указанных норм, на заявителя возлагается обязанность доказывания нарушений, допущенных адвокатом при исполнении поручения. Заявителем не представлено надлежащих и неопровержимых доказательств доводов, изложенных в жалобе.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката З.А.Ю. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем К.П.О.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive