#458

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 14 января 2016 года № 11/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.19 п.2; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 14 янв. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

08.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба О.Н.Н. в отношении адвоката Б.Н.А., в которой заявитель сообщает, что 15.09.2014 г. его мама – О.Е.И. заплатила адвокату, в общей сумме, 65 000 руб. за представление интересов заявителя в качестве потерпевшего по уголовному делу. Адвокат не выдала экземпляр соглашения и документы, подтверждающие внесение денежных средств. Осенью 2015 г. адвокату было направлено смс-сообщение о прекращении отношений с ней, но она продолжала являться в суд. После того, как адвокат узнала о результатах экспертизы, отрицательной для заявителя, она перестала информировать его о датах судебных заседаний. Накануне первого судебного заседания адвокат позвонила О.Е.И. и сообщила, что надо заплатить 10 000 руб., чтобы адвокат участвовала в судебных заседаниях. Адвокат не предприняла никаких действий по защите заявителя, всё делала О.Е.И.: не отреагировала на то, что фактические обстоятельства произошедшего неправильно отражены в протоколе осмотра видеозаписи, в результате чего следователь предоставил экспертам недостоверные доказательства; не обжаловала действия следователя; не согласовывала с заявителем ходатайство о проведении повторной экспертизы; не отозвала ходатайство о проведении третьей экспертизы, хотя заявитель был с этим не согласен.
В жалобе ставится вопрос о принятии мер к адвокату.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.
14.01.2016 г. комиссией было дано заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем О.Н.Н.
Решением Совета АП МО от 17.02.2016 г. дисциплинарное производство направлено в комиссию на новое разбирательство, поскольку адвокат явилась в заседание Совета и пояснила, что свою работу она выполняла добросовестно, но не выдала заявителю экземпляр соглашения и квитанцию об оплате вознаграждения. Позже соглашение было расторгнуто по инициативе О.Н.Н.
В заседании комиссии заявитель О.Н.Н. поддержал доводы жалобы, представил дополнительные письменные объяснения по жалобе, в которых указал, что письменного соглашения между ним и адвокатом не оформлялось, адвокат не обжаловала действия следователя по переквалификации обвинения со ст. 111 на ст. 116 УК РФ, большую часть работы выполнила его мама О.Е.И., четыре раза адвокат после судебных заседаний отправляла заявителя договариваться с подсудимым о денежной компенсации, не согласовывала необходимость подачи ходатайства о проведении экспертизы, после получения от О.Е.И. смс-сообщения о расторжении соглашения заявила, что соглашение заключалось не с ней, а с заявителем и потребовала срочно придти и получить 20 000 рублей, когда заявитель пришёл в офис к адвокату она позволила постороннему человеку вмешаться в их разговор.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она не согласилась с доводами жалобы и пояснила, что 22.09.2015 г., а не 15.09.2015 г. как это указывает заявитель, между ней и О.Н.Н. было заключено соглашение об оказании юридической помощи. По заявлению О.Н.Н. проводилась проверка в отношении Д., было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Заявитель, после консультации с адвокатом решил это постановление не обжаловать. Предварительное следствие по делу О.Н.Н. длилось около года, проводились экспертизы, очные ставки, допросы свидетелей. Первая экспертиза не смогла установить какой вред здоровью был причинён О.Н.Н. Адвокат и заявитель добивались назначения повторной экспертизы, но им было отказано, материалы уголовного дела поступили к мировому судье. Адвокат заключила с О.Н.Н. соглашение на представление его интересов по уголовному делу у мирового судьи. Было заявлено повторное ходатайство о проведении экспертизы. Экспертизой было установлено, что О.Н.Н. причинён легкий вред здоровью. О.Н.Н. с этим не согласился, отказался от услуг адвоката и стал высказывать претензии. По его письменному требованию, в его адрес были высланы все документы, но письмо вернулось обратно, поскольку адресат не проживает по указанному на конверте адресу.
К письменным объяснениям адвоката приложены следующие документы:

  • запечатанного конверта с вложениями, отправленного в адрес заявителя с отметкой о невозможности вручения письма в следствии отсутствия адресата;
  • справка адвокатского досье о работе, проделанной адвокатом по исполнению поручения О.Н.Н.;
  • копия соглашения об оказании юридической помощи от 22.09.2015 г., заключённого между адвокатом и заявителем на представление его интересов в ходе доследственной проверки;
  • копия корешка ордера адвоката № 00004 от 22.09.2015 г.;
  • копия квитанции от 22.09.2015 г. о внесении заявителем адвокату 15 000 рублей;

копия соглашения об оказании юридической помощи от 01.06.2015 г., заключённого между адвокатом и заявителем на представление его интересов у мирового судьи;

  • копия корешка ордера адвоката № 000071 от 01.06.2015 г.;
  • копия квитанции от 01.06.2015 г. о внесении заявителем адвокату 10 000 рублей;
  • ходатайства заявителя о назначении экспертизы.

В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии, пояснила, что соглашение заключалось с заявителем, он ставил подпись под соглашением, деньги в размере 25 000 рублей (15 000 рублей - доследственная проверка и 10 000 рублей – суд) вносила его мама О.Е.И. Заявитель досрочно расторг соглашение, адвокат предлагала вернуть ему 10 000 рублей, но он отказался писать расписку в получении этих денег. Адвокат собирала пакет документов, поскольку заявитель хотел обращаться в суд с иском о взыскании морального вреда, по первому требованию весь пакет документов был выслан, но письмо вернулось, поскольку заявитель не проживает по указанному им адресу. Мировой судья назначил повторную экспертизу, оплата ни на кого не возлагалась, почему заявитель платил за экспертизу адвокату неизвестно.
В заседании комиссии заместителем Председателя комиссии, в присутствии участников дисциплинарного производства, произведено вскрытие конверта, представленного адвокатом, с отметкой о невозможности вручения из-за отсутствия адресата (заявителя). В конверт вложены вышеуказанные соглашения об оказании юридической помощи и квитанции об оплате. На вопрос заместителя Председателя комиссии, заявитель пояснил, что по данному адресу он не проживает и на почту не ходил.
На вопросы членов комиссии заявитель О.Н.Н. дополнительно пояснил, что действительно действия подозреваемого были переквалифицированы со ст. 111 на ст. 116 УК РФ. Адвокат этого не обжаловала. Адвокат ему ничего не объясняла, ходатайство о назначении повторной экспертизы он подписал непосредственно в зале суда.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений адвоката, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат, на основании соглашения, представляла интересы заявителя в ходе проверки его заявления о возбуждении уголовного дела и у мирового судьи.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Прежде всего, комиссия отмечает, что являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителя требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя. Это полностью соотносится с позицией Европейского Суда по правам человека, который указывал, что в качестве общего правила, риск ошибок, совершённых адвокатом, несёт доверитель (см. дело Kamasinski v. Austria, 65).
Грубых и очевидных ошибок в действиях адвоката по исполнению поручения заявителя, не установлено.
Согласно п. 2 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката, поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства.
Таким образом, несогласие доверителя с объёмом выполненной адвокатом работы и его результатом не может рассматриваться квалификационной комиссией, вопрос об этом подлежит разрешению в судебном порядке.
Кроме того, в распоряжении комиссии отсутствуют доказательства доводов, изложенных в жалобе.
Адвокат не может нести ответственность за то, что адрес места жительства и адрес регистрации заявителя не совпадают. Заявитель имел возможность выразить своё несогласие с действиями адвоката, однако этого не сделал, напротив, подписал ходатайство, составленное адвокатом от его имени, о назначении экспертизы.
Представленные адвокатом копии соглашений об оказании юридической помощи, квитанций об оплате услуг, указывают на надлежащее оформление им своих договорных обязанностей перед доверителем. Также комиссия отмечает, что после досрочного расторжения заявителем соглашения об оказании юридической помощи, адвокат определила сумму вознаграждения, подлежащую возврату.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
Одновременно, комиссия оставляет без рассмотрения вопрос о возврате адвокатом неотработанной части вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Б.Н.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем О.Н.Н.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive