#452

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 10/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; адвокат дал объяснения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

12.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба Н.Е.А. в отношении адвоката Б.С.Г., в которой заявительница сообщает, что 05.04.2015 г. она заключила соглашение с адвокатом на представление её интересов в качестве ответчика в Н. суде г. Москвы по иску о порядке общения с ребёнком. Н.Е.А. регулярно оплачивала услуги адвоката, всего было выплачено 100 000 рублей, но ни одной квитанции не получила. 30.06.2015 г. заявительнице была назначена психолого-психиатрическая экспертиза в институте им. Сербского. Экспертиза состоялась 13.10.2015 г. После этого заявительница позвонила адвокату и подробно описала прохождение экспертизы. До октября 2015 г. заявительница регулярно созванивалась с адвокатом и связывалась с ним по электронной почте, но с середины ноября 2015 г. адвокат перестал отвечать на телефонные звонки, с ним удалось связаться только 19.12.2015 г. В канцелярии суда заявительница узнала, что судебное разбирательство возобновлено и назначено на 22.12.2015 г. Заявительница позвонила адвокату, но он отказался представлять её интересы в суде, поскольку заявительница не доплатила ему 10 000 рублей. Такой отказ накануне судебного заседания поставил Н.Е.А. в тяжёлое положение, она вынуждена была переносить судебное заседание, искать другого представителя.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявительницей приложены копии следующих документов:

  • соглашения об оказании юридической помощи от 05.04.2015 г.
  • скриншотов переписки заявительницы и адвоката. Заявительница уточняет, что выплатила 100 000 рублей, на что адвокат сообщает, что был один незапланированный «выезд в опеку» за что и было оплачено 10 000 рублей, но его участие в последнем судебном заедании не оплачено;
  • телефонограммы адвокату о том, что судебное заседание назначено 17.12.2015 г.;
  • протокола судебного заседания от 22.12.2015 г.;
  • ходатайства Н.Е.А. об отложении судебного разбирательства.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы и пояснил, что ему неизвестны законные процедуры проверки качества оказанной юридической помощи, комментировать по сути записки сумасшедшего адвокат не желает, жалоба не содержит указаний на конкретные нарушения, допущенные им при оказании юридической помощи. «Графомания жалобщицы – это не к адвокату». Никаких нарушений адвокат не допустил, соглашение было расторгнуто заявительницей по собственной инициативе.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
В заседании комиссии заявитель Н.С.А. поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что действительно не доплатила адвокату 10 000 рублей, хотела это сделать перед судебным заседанием. 17.12.2015 г. судебное заседание было пропущено по вине адвоката, который просто не сообщил о нём. Квитанции в получении денежных средств адвокат не выдавал.

Адвокат Б.С.Г. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав заявителя и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
05.04.2015 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение на представление интересов заявительницы в Н. суде г. Москвы при рассмотрении спора об определении порядка общения с ребёнком. Размер вознаграждения адвоката определён в 100 000 рублей, соглашение действует о принятия судом судебного акта, прекращающего рассмотрение спора.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Как следует из доводов жалобы, и не опровергается адвокатом, Б.С.Г. в одностороннем порядке отказался от исполнения поручения, предусмотренного соглашением от 05.04.2015 г. При этом, заявительницей представлена копия листа извещений, подтверждающая, что адвокат был извещён о назначении судебного заседания на 17.12.2015 г., но заявительнице об этом не сообщил. Комиссия не может признать такое поведение в качестве честного и добросовестного отношения к своему доверителю.
Кроме того, комиссия считает, учитывая особый, доверительный характер отношений между адвокатом и клиентом, воля адвоката на односторонний отказ от исполнения соглашения на представительство в суде первой инстанции по гражданскому делу должна быть выражена надлежащим образом, в том числе путем письменного уведомления доверителя. При этом заявление адвоката об одностороннем отказе от исполнения соглашения должно быть направлено доверителю заблаговременно, чтобы последний определился с необходимостью заключить соглашение с другим адвокатом и тем самым надлежащим образом защитил свои права.
Комиссия не располагает доказательствами исполнения адвокатом данной обязанности.
В своих заключениях комиссия неоднократно отмечала, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В силу п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
Таким образом, закон устанавливает строгие требования к оформлению денежных средств, полученных адвокатом от доверителя. Однако, как следует из доводов жалобы и не опровергается адвокатом, квитанции в получении денежных средств заявительнице не выдавались.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Б.С.Г. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Н.Е.А.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Б.С.Г. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Н.Е.А., а именно нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат:
  • не известил заявительницу об одностороннем отказе от исполнения соглашения от 05.04.2015 г.;
  • не известил заявительницу о назначении судебного заседания на 17.12.2015 г.;
  • не выдал заявительнице квитанции в получении денежных средств в качестве вознаграждения.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive