#450

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 02/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.23 п.2 абз.2;
Тема: защита по назначению; недобросовестность при исполнении поручения; адвокат дал объяснения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

11.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба П.И.Ф. в отношении адвоката А.В.А., в которой заявитель сообщает, что 08.12.2015 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда рассматривала его апелляционную жалобу. В судебном заседании заявителя защищал адвокат А.В.А. Адвокат поставил под сомнение ходатайство заявителя об отводе состава суда заявив: «Я хоть и должен поддерживать и представлять моего подзащитного, но лично к Вам, уважаемый председательствующий, недоверия не имею». Кроме того, адвокат не общался с заявителем до судебного заседания, не знал его позиции по делу, не заявлял ходатайств, не подавал замечаний на протокол судебного заседания, не подал жалобу на действия председательствующего судьи.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.
В письменных объяснениях адвокат А.В.А., не отрицая фактических обстоятельств, изложенных в жалобе, пояснил, что 08.02.2015 г. (такая дата указана в объяснениях – прим. комиссии) П.И.Ф. неожиданно заявил отвод всему составу суда. Адвокат оказался в двусмысленном положении, поскольку должен поддерживать позицию подзащитного, но законом предусмотрены строго определённые основания для отвода, которых П.И.Ф. не привёл.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.

Адвокат А.В.А. и заявитель П.И.Ф. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, комиссия приходит к следующим выводам.
08.12.2015 г. адвокат, в порядке ст. 51 УПК РФ, осуществлял защиту заявителя по уголовному делу в судебном заседании.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами. Заявителем не представлено доказательств, подтверждающих доводы жалобы
Как следует из жалобы, П.И.Ф. заявил отвод составу суда. В письменных объяснениях адвокат не отрицает, что данное ходатайство он не поддержал, поскольку П.И.Ф. не привёл установленных законом оснований для отвода.
Комиссия не может согласиться с такой позицией адвоката, поскольку именно адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»). Действуя разумно, честно и добросовестно, адвокат должен был выяснить у подзащитного основания для отвода и поддержать его ходатайство. Адвокат А.В.А., отказавшись поддерживать ходатайство своего подзащитного, фактически самоустранился от защиты и оставил П.И.Ф. без квалифицированной юридической помощи.

Далее комиссия отмечает, что в силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.
В жалобе заявитель также сообщает, что адвокат не общался с ним до судебного заседания, не знал его позиции по делу, не заявлял ходатайств, не подавал замечаний на протокол судебного заседания, не подал жалобу на действия председательствующего судьи.
В отношении данных обвинений в письменных объяснениях адвоката не содержатся каких-либо опровержений.
Согласно п.п. 2 п. 2 ст. 23 КПЭА, письменные доказательства и документы, которые участники намерены представить в комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее двух суток до начала заседания. Квалификационная комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее.

Поскольку адвокат А.А.В. не представил объяснений в отношении вышеуказанных доводов жалобы, а равно и документов, подтверждающих надлежащее исполнение им своих обязанностей перед доверителем П.И.Ф., Квалификационная комиссия расценивает это как непредставление доказательств, опровергающих доводы жалобы заявителя, что, в свою очередь, подтверждает неисполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем.
На основании изложенного, Квалификационная комиссия даёт заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката А.А.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем П.И.Ф.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката А.В.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем П.И.Ф., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат:
  • не поддержал ходатайство П.И.Ф. об отводе состава суда;
  • не общался с заявителем до судебного заседания;
  • не согласовал с П.И.Ф. позицию защиты;
  • не заявлял ходатайств;
  • не подавал замечаний на протокол судебного заседания;
  • не подал жалобу на действия председательствующего судьи.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive