#45

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 08/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; рассмотрение в отсутствие адвоката;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката К.Е.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 13.12.2016 г. по жалобе доверителя В.В.Р. в отношении адвоката К.Е.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

13.12.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Е.В. в котором говорится, что заявитель заключила с адвокатом соглашение на представление её интересов в суде по делу о ДТП. Адвокатом были предприняты некоторые действия, но в дальнейшем от исполнения соглашения он уклонился.
В частности, в жалобе заявитель указывает, что она обратилась к адвокату в июле 2014 года. Адвокату было выплачено вознаграждение в размере 25 000 рублей. На его имя была выдана доверенность на представление интересов в суде, заверенная нотариусом. За прошедшее время заявитель несколько раз встречалась с адвокатом, он говорил, что собирает документы для обращения в суд, а с января 2016 года адвокат перестал отвечать на телефонные звонки.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.
Заявитель В.В.Р. в заседание комиссии не явилась, о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства извещена надлежащим образом, в связи с чем, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, комиссией принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что с В.В.Р. у него было устное соглашение о подготовке документов и составлении искового заявления в суд. Вознаграждение адвоката стороны определили в размере 25 000 рублей. Заявитель не выплатила адвокату вознаграждение, но, чтобы не затягивать исполнение поручения, адвокат решил начать сбор документов, заявитель оформила на его имя доверенность. Адвокат направил два запроса – в больницу г. Геленджик и в ГИБДД, которые остались без ответа. Поскольку заявитель так и не выплатила вознаграждения, дальнейшей работы адвокат не проводил.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
В заседании комиссии адвокат К.Е.В. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат не отрицает фактических обстоятельств, изложенных в жалобе в части оказания заявителю В.В.Р. юридической помощи на основании устного соглашения. Однако, стороны расходятся в объёме прав и обязанностей, принятых на себя адвокатом, равно как и в вопросе о том выплачивалось ли заявителем вознаграждение за оказание юридической помощи.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

Согласно п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем В.В.Р. не представлено доказательств, подтверждающих передачу адвокату денежных средств в качестве вознаграждения за оказание юридической помощи.
Кроме того, при отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителя.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает отсутствия письменного соглашения на оказание юридической помощи заявительнице.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К.Е.В. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем В.В.Р.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.Е.В. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем В.В.Р., выразившихся в нарушении порядка оформления оказания юридической помощи, а именно оказании юридической помощи В.В.Р. без заключения письменного соглашения.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive