#449

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 27/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов; адвокат дал объяснения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

11.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба К.Э.А. в отношении адвоката Х.А.В., в которой заявитель сообщает, что 16.12.2015 г. в отношении него К. судом г. Москвы был вынесен приговор. Дело рассматривалось в особом порядке. Адвокат осуществлял защиту заявителя, на основании соглашения. Адвокат фактически никакой юридической помощи не оказывал, все справки по делу собирала гражданская жена заявителя. При первой встрече 09.09.2015 г. адвокат сразу посоветовал взять всю вину на себя, проигнорировал просьбу, адресованную жене заявителя, о том, чтобы она составила договор аренды квартиры и включила туда К.Э.А., поэтому заявитель был арестован. 02.10.2015 г. адвокат не участвовал в судебном заседании при определении меры пресечения, вымогал у жены заявителя 150 000 рублей, чтобы купить справку о том, что заявитель выполнил ст. 317 УПК РФ досудебное соглашение, обманным путём получил 1 500 000 рублей, чтобы договориться с судьёй об условном сроке. Адвокат работал в интересах следствия, проигнорировал то обстоятельство, что заявитель не знакомился с материалами дела.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и возврате денежных средств.
К жалобе заявителем не приложены какие-либо документы.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы, пояснил, что 08.09.2015 г. между ним и К.А.М. было заключено соглашение на защиту заявителя по уголовному делу. Адвокат сделал ксерокопии протоколов следственных действий, встретился с заявителем. К.Э.А. вину признавал полностью. В результате действий адвоката уголовное дело было возвращено для устранения недостатков, ряд протоколов были признаны недопустимыми доказательствами. Никаких замечаний заявитель не высказывал. Адвокат отказался проносить в СИЗО сим-карту и литературу для заявителя, отказался содействовать в покупке справки о состоянии здоровья, что вызвало неудовольствие заявителя. Все обвинения заявителя беспочвенны. Он не подавал заявления о заключении досудебного соглашения. После провозглашения приговора заявитель просил его не обжаловать.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • соглашения об оказании юридической помощи заявителю от 08.09.2015 г.;
  • квитанции об оплате услуг № 001547;
  • протоколов следственных действий, справок, характеристик, ходатайств адвоката;
  • речи адвоката в прениях;
  • приговора К. суда г. Москвы в отношении К.Э.А.;
  • протокола судебного заседания от 16.12.2015 г.
  • расписки заявителя об отказе в обжаловании приговора.

Заявитель К.Э.А. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Адвокат Х.А.В. в заседании комиссии подтвердил доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы и заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
08.09.2015 г. между адвокатом и К.А.М. было заключено соглашение на защиту заявителя при рассмотрении уголовного дела в суде.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Исходя из указанных норм, на заявителя возлагается обязанность доказывания нарушений, допущенных адвокатом при исполнении поручения. Комиссия констатирует, что заявителем К.Э.А. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе. В частности, комиссия не располагает доказательствами получения адвокатом денежных средств, не предусмотренных соглашением об оказании юридической помощи от 08.09.2015 г.
В свою очередь, представленные адвокатом материалы адвокатского производства: протоколы следственных действий, справки, характеристики, ходатайства, речь адвоката в прениях, позволяют сделать вывод о том, что адвокат надлежащим образом осуществлял защиту заявителя, его действия соответствуют требованиям п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Также комиссия отмечает, что согласно протокола судебного заседания от 16.12.2015 г., заявитель К.Э.А. от защитника не отказывался, замечаний на его действия не подавал.

Вопрос о взыскании с адвоката денежных средств находится вне пределов компетенции комиссии, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе письменного соглашения между адвокатом и доверителем. Споры по такому соглашению рассматриваются в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Х.А.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем К.Э.А.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive