#447

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 17/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: защита по назначению; замена защитника;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

05.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба представителя М.А.В. – И.Е.В. в отношении адвоката М.И.Ф. в которой заявитель сообщает, что адвокат осуществлял его защиту, в порядке ст. 51 УПК РФ, по уголовному делу в Х. городском суде МО. Несмотря на то, что заявитель ни письменно, ни устно не отказывался от адвоката, практически на каждое судебное заседание ему назначался новый адвокат. Адвокат М.И.Ф. вступил в дело 16.01.2015 г., с материалами дела не знакомился, поэтому адвокат не предпринял никаких мер, чтобы убедить суд в противоречивости показаний свидетеля. В судебном заседании 10.02.2015 г. адвокат вёл себя пассивно, не делал замечаний, не заявлял ходатайств, просто присутствовал в судебном заседании.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • ордеров адвокатов А.Т.С., М.И.Ф., Т.А.Ю.;
  • описи бумаг, находящихся в материалах уголовного дела;
  • протоколов судебного заседания Х. городского суда от 20.11.2014 г., 15.12.2014 г., 16.01.2015 г., 10.02.2015 г., 24.02.2015 г., 16.03.2015 г.;
  • письма судьи Х. городского суда в Х. филиал МОКА о неявке адвоката А. Т.С.;
  • объяснений и протокола допроса свидетельницы К.Е.С., акта судебно-медицинского освидетельствования, постановления о производстве выемки медицинской карты, постановления о назначении медицинской судебной экспертизы и других материалов уголовного дела, согласно приложения, указанного в жалобе, а также копия приговора Х. городского суда МО в отношении М.А.В. и копия протокола судебного заседания от 06-07.04.2015 г.

В заседании комиссии заявитель И.Е.В. поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что ни в ходе следствия, ни в суде М.А.В. свою вину не признавал. В материалах дела есть заявление А.Т.С. об ознакомлении с материалами дела только от 06.04.2016 г. Адвокаты знакомились с материалами дела бегло, не заметили нарушений. Когда заявительница знакомилась с материалами дела, она увидела справочный лист, в котором указано, что адвокаты Т. и М. знакомились с материалами дела. Однако, в другой копии справочного листа таких сведений нет. Судебный акт, устанавливающий подложность этих сведений отсутствует. Если бы адвокаты посмотрели материалы дела, то исключили бы доказательства. На приговор суда подавалась апелляционная жалоба, но суд апелляционной инстанции указал, что всё было правильно и квалифицированно. Постановлением суда апелляционной инстанции заявительница не располагает. В настоящее время И.Е.В. необходимо, чтобы было установлено нарушение права на защиту для последующей отмены состоявшихся судебных актов.

На обозрение членов комиссии представлены копии справочных листов из материалов уголовного дела.

Адвокат М.И.Ф. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы, и заслушав представителя заявителя, комиссия приходит к следующим выводам.

Адвокат М.И.Ф. осуществляла защиту М.А.В., в порядке ст. 51 УПК РФ, в Х. городском суде МО.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Заявительница не отрицает, в справочном листе уголовного дела имеются сведения об ознакомлении адвоката М.И.Ф. с материалами дела. В распоряжении заявительницы также имеется ксерокопия справочного листа, в котором сведения об ознакомлении с материалами дела отсутствуют, не может рассматриваться в качестве надлежащего, непротиворечивого доказательства, поскольку подтверждение обстоятельств внесения в материалы уголовного дела каких-либо сведений не соответствующих действительности возможно только посредством вступившего в законную силу судебного акта.
Таким образом, довод жалобы о том, что адвокат не знакомился с материалами дела, не находит своего подтверждения.
Далее комиссия отмечает, что то обстоятельство, что адвокат М.И.Ф. не участвовал в рассмотрении уголовного дела на всём протяжении судебного следствия, не может рассматриваться в качестве ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед М.А.В., поскольку соглашения об оказании юридической помощи по уголовному делу между ними не заключалось. В свою очередь, поскольку законодательство об адвокатской деятельности не гарантирует лицу, защиту которого осуществляет адвокат по назначению, что на всём протяжении рассмотрения уголовного дела его будет защищать один и тот же адвокат.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Как следует из представленных протоколов судебных заседаний, позиция адвоката полностью соответствовала позиции М.А.В. В частности, согласно протокола судебного заседания от 10.02.2015 г., проводимого с участием адвоката М.И.В., подсудимый М.А.В. не задавал вопросов потерпевшему К.А.А. и свидетелю К.Е.С., каких-либо дополнений, возражений от него не поступало, что указывает на избранную им позицию в отношении допроса указанных лиц. Согласно протокола судебного заседания от 16.01.2015 г. М.А.В. не возражал против осуществления его защиты адвокатом М.И.В., отказа от защитника, замечаний на его действия не поступало ни 16.01.2015 г., ни 10.02.2015 г.
Квалификационная комиссия также отмечает, что приговор по уголовному делу был вынесен судом 07.04.2015 г., первичная жалоба М.А.В., не имеющая отметки исправительного учреждения, поступила в АП МО 11.01.2016 г., т.е. спустя девять месяцев со дня вынесения приговора в отношении М.А.В. и спустя одиннадцать месяцев после фактического участия адвоката в рассмотрении судом предъявленного М.А.В. обвинения.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката М.И.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.А.В.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive