#445

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 09/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.3;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

25.12.2016 г. в АП МО поступила жалоба Л.М.А. в отношении адвоката Б.О.В., в которой заявительница сообщает, что 09.09.2015 г. произошло ДТП с её участием и она попросила адвоката её проконсультировать. Адвокат сказал, что его услуги будут стоить 1000 Евро. 14.09.2015 г. заявительница заключила соглашение с адвокатом и оплатила ему 68 000 рублей, но в соглашении было указано только 10 000 рублей, т.к. адвокат сказал, что он не хочет платить налоги. Заявительница несколько раз просила адвоката поговорить с родителями потерпевшего, но он этого так и не сделал. 17.09.2015 г. адвокат позвонил и сказал, что мама потерпевшего хочет для него отдельную палату. В тот же день заявительница отправила адвокату смс-сообщение с просьбой о предоставлении отчёта о проделанной работе, на которое он не отреагировал. 18.09.2015 г. заявительница приехала в офис к адвокату и оставила заявление расторжении соглашения и предоставлении отчёта о проделанной работе. Была достигнута договорённость, что адвокат пришлёт отчёт по электронной почте. Адвокат прислал отчёт о проделанной работе, но заявительница с ним не согласна. Неотработанное вознаграждение возвращать отказался.
В жалобе ставится вопрос о принятии мер к адвокату.
К жалобе заявительницей приложены копии следующих документов:

  • скриншота переписки адвоката и заявительницы, содержащей требование заявительницы о предоставлении отчёта и возврате неотработанного гонорара, отчёт адвоката о проделанной работе;
  • заявления о расторжении соглашения от 18.09.2015 г.;
  • соглашения об оказании юридической помощи, предметом которого является «оказание юридической помощи и представление интересов в ходе доследственной проверки по факту ДТП». В графе «размер вознаграждения» стоит прочерк;
  • квитанции КА «ЮрЦентр?» на сумму 10 000 рублей.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы и пояснил, что 14.09.2015 г. между ним и заявительницей было заключено соглашение № 27 на представление её интересов в ходе доследственной проверки по факту ДТП. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 10 000 рублей. За период с 12.09. по 18.09.2015 г. адвокат неоднократно консультировал заявительницу по телефону и очно, проводил анализ подзаконных актов и судебной практики, проводил переговоры с родителями потерпевшего по вопросу заглаживания вреда, проводил переговоры с очевидцем ДТП, выяснял сведения, которыми располагают правоохранительные органы. 18.09.2015 г. заявительница обратилась с заявлением о расторжении соглашения, поскольку в Германии ей предоставили бесплатного адвоката.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
Заявитель Л.М.А. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

Адвокатом Б.О.В. направлено заявление о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие, в связи с занятостью в судебном заседании. Члены комиссии, совещаясь на месте, решили: заявление удовлетворить, рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката.
Адвокатом представлены соглашение об оказании юридической помощи, квитанция, отчёт о проделанной работе.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
14.09.2015 г. между адвокатом и заявителем было заключено соглашение № 27 об оказании юридической помощи, предметом которого являлось «оказание юридической помощи и представление интересов в ходе доследственной проверки по факту ДТП». 18.09.2015 г. соглашение было расторгнуто по заявлению Л.М.А.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителя требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя. Это полностью соотносится с позицией Европейского Суда по правам человека, который указывал, что в качестве общего правила, риск ошибок, совершённых адвокатом, несёт доверитель (см. дело Kamasinski v. Austria, 65).
Комиссия, основываясь на представленных материалах адвокатского производства, считает, что в действиях адвоката Б.О.В. по исполнению поручения Л.М.А. грубые и очевидные ошибки отсутствовали. Несогласие заявителя с представленным адвокатом отчётом о проделанной работе не является основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
Согласно п.п. 3 п. 3 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», одним из существенных условий соглашения об оказании юридической помощи является условие о размере выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ».
В соглашении № 27 от 14.09.2015 г. данное условие не определено. В представленной Л.М.А. копии соглашения в графе о размере вознаграждения стоит прочерк.
Кроме того, комиссия, руководствуясь вышеуказанными нормами законодательства об адвокатской деятельности, а также п. 1 ст. 978 ГК РФ, также указывала, что поскольку объём работы, предусмотренный соглашением, не был выполнен адвокатом в полном объёме, адвокат обязан определить размер неотработанного вознаграждения и принять меры по возврату его доверителю.
Поэтому в сложившейся ситуации адвокат Б.О.В. был обязан, действуя разумно и добросовестно, после отказа доверителя от его услуг, принять меры по согласованию с Л.М.А. суммы отработанного адвокатом вознаграждения и суммы, подлежащей возврату доверителю, либо объяснить доверителю по какой причине он не имеет правовой возможности разрешить названные вопросы.
В представленных скриншотах переписки адвоката и заявителя, равно как и отчёте адвоката данный вопрос не разрешался, что представляется очевидным в условиях, когда в соглашении об оказании юридической помощи вознаграждение не определено, представлена квитанция на 10 000 рублей и одновременно в скриншотах переписки указывается сумма в 68 000 рублей.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Б.О.В. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ, п.п. 3 п. 3 ст. 25 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Л.М.А.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Б.А.Г. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Л.М.А. а именно нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п.п. 3 п. 3 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат:
  • не определил размер вознаграждения в соглашении № 27 от 14.09.2015 г. об оказании юридической помощи Л.М.А.;
  • после досрочного расторжения Л.М.А. соглашения № 27 от 14.09.2015 г. не определил размер неотработанного вознаграждения и не предпринял мер по его возврату.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive