#444

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 05/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

02.02.2016 г. в АП МО поступило частное постановление судьи Северо-Кавказского окружного военного суда В.О.В. в отношении адвоката А.Г.Б., в котором заявитель сообщает, что адвокат осуществляет защиту С.А.Ш. по уголовному делу, рассматриваемому с участием присяжных заседателей. 20.10.2015 г. адвокат пытался выразить своё мнение по поводу достоверности и допустимости доказательств и при этом пререкался с председательствующим, 21.10.2015 г. при воспроизведении видеозаписи пытался дать оценку этому доказательству, оказать воздействие на присяжных, выкрикивал мнение с места и не реагировал на замечания председательствующего, 27.10.2015 адвокат опять допустил выкрики с места по поводу неотносимости доказательств, 28.10.2015 г. в ходе допроса потерпевшей неоднократно допускал выкрики с места и не реагировал на замечания председательствующего, пытался довести до присяжных заседателей своё мнение относительно этих показаний.
Заявитель – судья В.О.В. в заседание комиссии не явился, о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства извещен надлежащим образом, в связи с чем комиссией, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие. Дополнительных материалов заявителем не представлено.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами частного постановления, пояснил, что 27.10.2015 г. он подал возражения, в порядке ч. 3 ст. 243 УПК РФ, на действия председательствующего. Согласно ч. 1 ст. 284 УПК РФ, лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Защитник пытался реализовать данное правомочие, не касаясь при этом вопроса допустимости или недопустимости доказательств, тем более, что председательствующий пропустил эти доказательства для исследования с участием присяжных.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии:

  • апелляционной жалобы на частное постановление судьи Северо-Кавказского окружного военного суда В.О.В. в отношении адвоката А.Г.Б. от 29.10.2015 г.;
  • возражений, в порядке ч. 3 ст. 243 УПК РФ, на действия председательствующего.

В заседании комиссии адвокат А.Г.Б. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что протокол судебного заседания до настоящего времени не изготовлен, частное постановление не соответствует требованиям ч. 4 ст. 29 УПК РФ. Другого адвоката – С.А.Э. судья вообще освободил из процесса, у этого судьи такая «политика»: «всё скажете в прениях».
Рассмотрев доводы частного постановления и письменных объяснений адвоката, изучив представленные документы и заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.

Как указывается в Определении КС РФ от 15.07.2008 г. № 456-О-О, сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (п.п. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (п.п. 9 п. 3, п. 7 ст. 31, п. 7 ст. 33 ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Таким образом, доводы обращения суда (судьи), как и любого другого обращения (жалобы) в отношении адвоката, являющегося допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами. Комиссия констатирует, что заявителем не представлено доказательств, подтверждающих доводы частного постановления.

Кроме того, в силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Как следует из представленных адвокатом документов, он заявлял возражения на действия председательствующего. Адвокат А.Г.Б. действовал в рамках полномочий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Активная реализация адвокатом предоставленных законом правомочий, в т.ч. и в ситуации, когда такая активность адвоката по каким-либо причинам не устраивает суд, не может рассматриваться как дисциплинарный проступок.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката А.Г.Б. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive