#443

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 01/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: защита по назначению; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

12.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба П.Е.Н. в отношении адвоката А.Р.С., в которой заявитель сообщает, что 18.05.2015 г. в отношении него было возбуждено уголовное дело, для защиты, в порядке ст. 51 УПК РФ, был назначен адвокат А.Р.С. Адвокат подписал протокол допроса, и другие документы, до начала допроса, сказал, чтобы заявитель сделал тоже самое и тогда его отпустят под подписку о невыезде. Заявитель также подписал протокол допроса, после чего его арестовали. Через месяц следователь и адвокат пришли в ИВС и предложили ознакомиться с материалами дела. П.Е.Н. передал следователю ходатайства о проведении очных ставок и истребовании медицинских документов. Адвокат заверил П., что все ходатайства будут рассмотрены, после чего они со следователем ушли, с материалами дела заявитель не знакомился. Однако, уголовное дело передали в прокуратуру, а затем в суд. Ознакомившись с материалами дела в суде, заявитель установил, что он якобы отказался без объяснения причин от подписания: протокола об ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, протокола допроса обвиняемого, протокола об окончании следственных действий, протокола ознакомления с материалами дела. Заявитель считает, что адвокат не защищал его, а напротив, совершил должностное преступление. В суде от услуг адвоката А.Р.С. отказался.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • ордера адвоката (№ 60 от 19.05.2015 г.);
  • протокола допроса подозреваемого от 19.05.2015 г.(подписан заявителем, есть запись «с моих слов записано верно и мною прочитано»);
  • протокола допроса обвиняемого от 19.05.2015 г. (подписан заявителем, есть запись «с моих слов записано верно и мною прочитано», есть подпись адвоката);
  • протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы (подпись отсутствует, есть запись «от подписи отказался без объяснения причин», есть подпись адвоката);
  • постановления о привлечении в качестве обвиняемого;
  • постановления Железнодорожного суда МО от 15.07.2015 г. об оставлении заявителю меры пресечения без изменения (заявитель отказался от адвоката А.Р.С.).

Заявитель П.Е.Н. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что 19.05.2015 г. он был дежурным адвокатом и был вызван ОВД г. Железнодорожный для защиты заявителя. П.Е.Н. был допрошен в качестве подозреваемого, ему была избрана мера пресечения. Заявитель вину признавал, показания давал добровольно, никакого давления на него не оказывалось. Его показания полностью соответствовали объяснениям, данным 16.05.2015 г. в ходе доследственной проверки. 18.06.2015 г. заявитель ознакомился с постановлениями и заключениями экспертиз, знакомился с материалами дела, но категорически отказался подписывать. На свидании с адвокатом П.Е.Н. просил его затянуть дело. Предъявление окончательного обвинения состоялось 22.06.2015 г., а не в один день с ознакомлением с заключениями экспертиз, как указывает заявитель. Никаких претензий адвокату заявитель не высказывал, адвокат не предлагал заявителю подписывать какие-либо документы, не передавал никаких ходатайств.
Адвокатом представлены на ознакомление протоколы процессуальных действий, проведённых с участием заявителя.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных документов, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат осуществлял защиту заявителя, в порядке ст. 51 УПК РФ, в ходе предварительного следствия в ОВД г. Железнодорожный М.О.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Представленными адвокатом процессуальных действий подтверждается, что с участием адвоката заявитель был допрошен в качестве подозреваемого, ему была избрана мера пресечения, а также впоследствии П.Е.Н. был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз, заключениями экспертов, допрошен в качестве обвиняемого, ознакомлен с материалами дела. В постановлениях и протоколах имеется подпись адвоката.
При ознакомлении с постановлениями о назначении экспертиз, заключениями экспертов, ознакомлении с материалами дела, заявитель отказался от подписи. В силу п. 1 ст. 167 УПК РФ, в случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника, законного представителя, представителя или понятых, если они участвуют в следственном действии.
Ситуация, когда подозреваемый (обвиняемый) отказывается от подписи протокола следственного действия, сама по себе не означает, что в отношении этого лица допущены какие-либо нарушения его прав. В представленных комиссии протоколах отсутствуют заявления П.Е.Н. о нарушении его прав, замечания относительно действий адвоката. Поэтому комиссия считает, что доводы жалобы не подтверждены какими-либо доказательствами.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката А.Р.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем П.Е.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive