#441

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 3 февраля 2016 года № 08/02-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.19 п.2;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 3 февр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

11.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба С.Е.Е. в отношении адвоката К. В.С., в которой заявитель сообщает, что 21 и 23.09.2015 г. с адвокатом были заключены договора об оказании юридической помощи, адвокату выплачено вознаграждение. 06.12.2015 г. С. отправил в коллегию адвокатов заявление об отказе от исполнения указанных договоров, поскольку адвокат ненадлежащим образом исполнял свои обязанности. Адвокату были переданы копии всех материалов дела и исходный текст иска, предложено изучить судебную практику. 07.10.2015 г. от адвоката было получено исковое заявление, которое не устроило заявителя, поскольку не учитывало всех фактических обстоятельств дела. Поэтому уже 08.10.2015 г. заявитель хотел расторгнуть договора с адвокатом, но последний убедил его в необходимости дальнейшей работы.
Оппонент заявителя обратился в суд с исковым заявлением, поэтому адвокат и заявитель стали работать над встречным иском. Адвокат говорил о нехватке времени и необходимости работать в выходные дни. Заявитель давал адвокату поручения вставить в текст встречного иска отдельные блоки, имеющие юридическое значение. В результате у С. возникли новые претензии к адвокату, поскольку тот не был знаком с материалами дела. Отзыв на исковое заявление С. составлял самостоятельно. Также самостоятельно заявитель изучил судебную практику о досрочном расторжении арендных отношений, адвокату было предложено внести дополнения во встречное исковое заявление. 25.12.2015 г. заявитель самостоятельно подал встречное исковое заявление и отзыв на иск в канцелярию арбитражного суда. В ответ на претензию С., адвокат признал незнание материалов дела, но обещал подготовиться к судебному заседанию. Однако, 01.12.2015 г. адвокат участвовал в заседании суда так и не ознакомившись с материалами дела. С. потребовал от адвоката возврата вознаграждения по договорам в полном объёме, но адвокат сказал, что ничего возвращать не намерен. Заявитель сообщает, что его претензии к адвокату сводятся к тому, что адвокат:

  • не изучил все материалы дела, поэтому подготовленные им документы не отражают реальной ситуации по делу;
  • не изучал судебную практику с целью её использования в подготавливаемых документах;
  • не знает правил судебного делопроизводства;
  • не может выполнять свои адвокатские обязанности в традиционное рабочее время, что требует согласования вопросов с доверителем в выходные дни.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • договора об оказании юридической помощи от 21.09.2015 г.;
  • договора об оказании юридической помощи от 23.09.2015 г.;
  • квитанций, подтверждающих оплату вышеуказанного вознаграждения;
  • искового заявления о взыскании арендной платы, составленного заявителем;
  • постановления Девятого Арбитражного апелляционного суда от 05.03.2013 г.;
  • искового заявления о взыскании арендной платы;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 07-08.10.2015 г.;
  • искового заявления;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 12.10.2015 г. по поводу правил подачи встречного искового заявления;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 27.10.2015 г. (адвокат сообщает, что ему нужно время для изучения дела, он сможет выделить его только в выходные);
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 19.11.2015 г.;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 14.11.2015 г. (претензия заявителя «вы должны действовать как адвокат, а не как редактор»);
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 18.11.2015 г.;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 28.11.2015 г.;
  • скриншотов переписки заявителя и адвоката от 01.12.2015 г.;
  • постановления Арбитражного суда МО от 13.08.2015 г., заседание проходило с участием адвоката;
  • определения Девятого Апелляционного арбитражного суда от 16.06.2015 г.;
  • определения Девятого Апелляционного арбитражного суда от 21.05.2015 г.;
  • решения Арбитражного суда г. Москвы от 19.08.2015 г.;
  • решения Савёловского суда г. Москвы от 23.06.2015 г.;
  • постановления мирового судьи с.у. № 61 р-на «Ясенево» от 24.05.2012 г.;

18.12.2015 г. заявителем направлены в АП МО дополнения к жалобе («анализ адвокатской практики»), в которых он сообщает о негативных отзывах в отношении адвоката К.В.С., размещённых в сети «Интернет» и делает вывод, что выигрышные дела для данного адвоката являются исключением.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что действительно между ними были заключены вышеуказанные договора об оказании юридической помощи. При подготовке проекта искового заявления он предложил заявителю правовую позицию, согласно которой им признаются только официальные документы, полученные по почте. Однако, заявитель я этим не согласился, переубедить его не удалось, поэтому было составлено исковое заявление с учётом требований заявителя. Подача иска не была предусмотрена договором, поэтому заявитель делал это самостоятельно.

После того как возник вопрос о подаче встречного иска, адвокат, хотя это и не было предусмотрено договорами, разъяснил возможность подачи встречного иска в судебном заседании, что не противоречит закону.
Претензии жалобы по поводу «нехватки времени у адвоката» необоснованны. Исковое заявление было подано задолго до даты судебного заседания. При этом адвокат отмечает, что по электронной почте от заявителя поступали претензии с использование выражений на «грани хамства» («задолбали!!!», «читать нужно материалы!!!», «вы человек ограниченный» и пр.).
Адвокат поясняет, что договор между ним и С. не предусматривал составления отзыва на исковое заявление. Поэтому адвокат, по доброй воле, редактировал отзыв, составленный заявителем. Адвокатом была выбрана новая позиция, которая «полностью покрывала потребности Доверителя», но С. указывал на его предыдущее дело и требовал его придерживаться. С материалами дела адвокат знакомился в течении 2-х месяцев до судебного заседания, поэтому претензии в данной части также являются надуманными. Все свои обязательства, предусмотренные вышеуказанными договорами, адвокат выполнил добросовестно. Вместе с тем, 04.12.2015 г. от заявителя поступило заявление о расторжении договоров и возврате 200 000 рублей. Адвокат считает, что, хотя дело заявителя судом не рассмотрено, С. по собственной инициативе отказался от договоров, «не предоставив официального документа на тот момент», уклоняется от расторжения договора, распространяет в отношении в сети интернет негативную информацию в отношении адвоката.
В заседании комиссии оглашены документы, прилагаемые к письменным объяснениям.
Заявитель С.Е.Е. поддержал доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснил, что адвокат не участвовал в рассмотрении дела до вынесения решения, дело довёл до конца другой адвокат, из-за К.В.С. дело было проиграно. 24.01.2016 г. адвокат вернул часть вознаграждения в размере 100 000 рублей, но написал на С.Е.Е. заявление в полицию. Заявитель считает, что был введён адвокатом в заблуждение, поскольку на сайте была реклама «К. и партнёры», но никаких партнёров не было.
Адвокат К.В.С. не согласился с доводами жалобы, поддержал изложенное в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что первый договор был исполнен полностью, второй договор не исполнен до конца, но заявителю возвращено 100 000 рублей. По представленной переписке с заявителем можно проверить какая работа была выполнена.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено два соглашения об оказании юридической помощи. Договор об оказании юридической помощи от 21.09.2015 г., предусматривал в качестве поручения подготовку документов для подачи иска в Арбитражный суд г. Москвы, а договор от 23.09.2015 г. - представление интересов заявителя в Арбитражном суде г. Москвы по иску о взыскании арендной платы. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 200 000 рублей (100 000 рублей по каждому из договоров).
Договор от 21.09.2015 г. выполнен адвокатом в полном объёме. Поручение, предусмотренное договором от 23.09.2015 г. адвокатом полностью не исполнено, но часть вознаграждения в размере 100 000 рублей возвращена заявителю.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителя требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя. Это полностью соотносится с позицией Европейского Суда по правам человека, который указывал, что в качестве общего правила, риск ошибок, совершённых адвокатом, несёт доверитель (см. дело Kamasinski v. Austria, 65).
Согласно п. 2 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката, поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства.
Таким образом, несогласие доверителя с объёмом выполненной адвокатом работы и его результатом не может рассматриваться квалификационной комиссией, вопрос об этом подлежит разрешению в судебном порядке.
В заседании комиссии установлено, что С.Е.Е. отказался от адвоката К. В.Е. Таким образом, поручение, предусмотренное договором от 23.09.2015 г. не было выполнено адвокатом в полном объёме. В сложившейся ситуации адвокат, действуя разумно и добросовестно, исчислил размер неотработанного вознаграждения и вернул его доверителю.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката К.В.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем С.Е.Е.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive