#440

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 3 февраля 2016 года № 04/02-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: защита по назначению; небрежное представление интересов;
Дата: 3 февр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

21.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба К.И.В. в отношении адвоката Г.Л.В. в которой заявитель сообщает, что адвокат осуществляла его защиту в порядке ст. 51 УПК РФ 22.09.2015 г. в апелляционной инстанции Московского областного суда. В прениях адвокат сказала: «Позиция прежняя. Прошу ужесточить назначенное К.И.В. наказание», что подтверждается протоколом судебного заседания. Заявитель сообщает, что в результате такого выступления адвоката его прежний приговор по ч. 4 ст. 160 УК РФ в виде 1 года лишения свободы условно изменён на 5 лет лишения свободы.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • протокола судебного заседания Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 22.09.2015 г.;
  • приговора Истринского городского суда МО от 30.07.2015 г.;
  • апелляционного определения Судебной коллегии Московского областного суда от 22.09.2015 г. (здесь указано: «пояснения адвоката Г.Л.В. об отклонении апелляционной жалобы… поскольку приговор… является законным и обоснованным»).

Адвокат Г.Л.В. и заявитель К.И.В. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат Г.Л.В. осуществляла защиту заявителя по уголовному делу 22.09.2015 г., в порядке ст. 51 УПК РФ, в Московском областном суде.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Согласно представленного протокола судебного заседания Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 22.09.2015 г., в прениях адвокат сказала: ««Позиция прежняя. Прошу ужесточить назначенное К.И.В. наказание». Однако, в апелляционном определении Судебной коллегии Московского областного суда от 22.09.2015 г. указано: «пояснения адвоката Г.Л.В. об отклонении апелляционной жалобы… поскольку приговор… является законным и обоснованным».
Таким образом, позиция адвоката, изложенная в судебном протоколе противоречит позиции, зафиксированной в апелляционном определении.
Вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ (ст. 392 УПК РФ). Обстоятельства, установленные вступившим в законную судебным актом признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки (ст. 90 УПК РФ).
Поэтому комиссия считает, что оценивая действия адвоката, прежде всего, необходимо исходить из изложенного в судебном акте – апелляционном определении, поскольку протокол заседания суда свойствами обязательности и преюдиции не обладает. В апелляционном определении указывается, что адвокат Г.Л.В. просила суд отклонить апелляционную жалобу представителя потерпевшего и апелляционное представление прокурора в отношении заявителя, поскольку приговор суда первой инстанции является законным и обоснованным, что совпадает с позицией заявителя К. И.В.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Г.Л.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем К.И.В.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive