#44

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 04/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.13 п.4; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.1; КПЭА ст.23 п.9 подп.2; КПЭА ст.23 п.9 подп.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.4; КПЭА ст.23 п.9 подп.5; КПЭА ст.23 п.9 подп.6;
Тема: уголовное производство; небрежное представление интересов;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката В.К.А.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 31.10.2016 г. по жалобе доверителя П.А.С. в отношении адвоката В.К.А.,

У С Т А Н О В И Л А:

31.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката В.К.А. по жалобе доверителя П.А.С. в котором указывается, что с адвокатом было заключено соглашение на представление интересов заявителя в качестве потерпевшей по уголовному делу в связи с гибелью дочери П.А.С. Адвокат ненадлежащим образом исполнял принятые на себя обязательства, не подготовил и не подал заявления о возмещении материального ущерба, в судебном заседании вел себя пассивно, не подал апелляционную жалобу по делу.
В жалобе сообщается, что адвоката заявителю представил следователь, когда она ездила на следственные действия. Адвокату выплачено 50 000 рублей. Адвокат выслал квитанции в получении денежных средств по почте, 50 000 рублей возвращать отказался.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.

Заявитель П.А.С. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что 17.08.2015 г. он был приглашён следователей для дачи консультации потерпевшей по уголовному делу – заявителю. Все консультации были бесплатные. Впоследствии, 11.09.2015 г. между адвокатом и заявителем было заключено соглашение на представление интересов П.А.С. на предварительном следствии и в Луховицком суде. Сумма вознаграждения определена в размере 75 000 рублей, адвокат получил аванс в размере 10 000 рублей. Адвокат изучил материалы уголовного дела, получил консультацию в ЭКЦ МАДИ г. Москвы, сформулировал требования к обвиняемому в размере 1 510 000 рублей (1 500 000 моральный вред и 10 000 оплата услуг представителя), исковое заявление подал. Обвиняемый выплатил 500 000 рублей. Заявитель отказалась писать заявление о примирении, стала требовать оплатить ей ещё 750 000 рублей. За представление интересов в суде заявитель выплатила адвокату 65 000 рублей, апелляционную жалобу составлять не просила, соглашения на представление интересов в суде не заключалось. После рассмотрения апелляционной жалобы, адвокат подготовил и передал заявителю, по её просьбе, пакет документов для обращения в страховую компанию. Заявитель потребовала вернуть ей 50 000 рублей, но адвокат отказался, сообщив, что условия соглашения он выполнил в полном объёме.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
15.11.2016 г. комиссией дано заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката В.К.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Решением Совета АПМО № 12-25/16 от 21.12.2016 г. дисциплинарное производство возвращено на новое рассмотрение в комиссию, поскольку одним из доводов жалобы, не получившим оценку в заключение комиссии, является довод о том, что адвокат не подал апелляционную жалобу на приговор суда и заявитель была вынуждена обжаловать его самостоятельно. Адвокат в своих объяснениях не отрицает, что не помогал заявителю готовить апелляционную жалобу.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на обозрение комиссии представил материалы адвокатского досье. На вопросы членов комиссии адвокат пояснил, что заявитель не просила его составить апелляционную жалобу, а впоследствии ему позвонил адвокат П. и сообщал, что он обжаловал приговор.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив материалы адвокатского досье, комиссия приходит к следующим выводам.
11.05.2015 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение на представление интересов П.А.С. в качестве потерпевшей по уголовному делу на предварительном следствии и в Луховицком суде. Сумма вознаграждения определена в размере 75 000 рублей. Вознаграждение выплачено не в полном объёме - адвокат получил аванс в размере 10 000 рублей.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Доводы адвоката о надлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей подтверждаются материалами адвокатского делопроизводства (досье). В частности, в материалах адвокатского производства содержится гражданский иск, ходатайства и заявления адвоката. В свою очередь, заявителем, как при первичном так и при повторном рассмотрении жалобы, не представлено доказательств изложенных в ней доводов.
В отношении довода о том, что адвокатом не была подана апелляционная жалоба на приговор суда, комиссия отмечает следующее.
Согласно п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат-защитник обязан обжаловать приговор: 1) по просьбе подзащитного; 2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный; 3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.
Таким образом, п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает обязанность обжалования приговора только для адвоката – защитника. Аналогичной обязанности адвоката, выступающего в качестве представителя потерпевшего, в уголовном процессе законодательство об адвокатской деятельности не содержит. Рассматриваемая обязанность может быть установлена в соглашении об оказании юридической помощи. Однако, соглашение от 11.05.2015 г. между адвокатом В.К.А. и заявителем П.А.С. обязанности адвоката обжаловать приговор суда не предусматривает.
Кроме того, как установлено в заседании комиссии, приговор суда в интересах заявителя был обжалован другим адвокатом, с которым она заключила соглашение.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката В.К.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем П.А.С.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive