#438

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 3 февраля 2016 года № 07/02-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; злоупотребление доверием; небрежное представление интересов;
Дата: 3 февр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

21.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба Г.Н.Ю. в отношении адвоката К.В.С., в которой заявительница сообщает, что она является доверенным лицом Г.А.Е., которая выступает в истца по гражданскому делу о признании договора дарения недействительным. Дело рассматривалось Г. судом г. Москвы. 18.03.2015 г. Г.Н.Ю. заключила с адвокатом соглашение на представление интересов в суде апелляционной инстанции, адвокату выплачено 150 000 рублей, что, по мнению заявительницы, является завышенной суммой вознаграждения. Адвокат ознакомился с делом, сказал, что оно выигрышное «50 на 50», заверил, что всё будет хорошо. 10.08.2015 г. Апелляционная коллегия Московского городского суда отказала в удовлетворении апелляционной жалобы. Адвокат предложил составить кассационную жалобу за 75 000 рублей. Г.Н.Ю. обратилась к другим адвокатам и они сказали, что дело вообще не имеет судебной перспективы. 27.11.2015 г. заявительница обратилась к адвокату с требованием о возврате 50% вознаграждения, а также разместила в сети интернет отзыв с описанием сложившейся ситуации. 04.12.2015 г. адвокат стал требовать удалить отзыв и грозить судебным преследованием, привлечением к ответственности за клевету, вымогательство, угрозы и шантаж. Заявительница считает, что адвокат был нечестен, либо некомпетентен, оказывал ей помощь, руководствуясь собственной выгодой, злоупотребил её доверием, завысил сумму вознаграждения, пытался оказать давление с целью замалчивания фактов.
В жалобе ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства.
К жалобе заявительницей приложены копии следующих документов:

  • доверенности Г.А.В. на Г.Н.Ю.;
  • решения Головинского районного суда г. Москвы от 25.02.2015 г.;
  • договора на оказание юридической помощи;
  • квитанции к приходному кассовому ордеру;
  • апелляционной жалобы адвоката К.В.С.;
  • апелляционного определения Московского городского суда от 10.08.2015 г.;
  • отзыва заявительницы, размещённого в сети интернет;
  • переписки с адвокатом.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы и пояснил, что заявительница обратилась к нему весной 2015 г. после того, как суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительной мнимой сделки дарения квартиры. Адвокат пояснил ей, что подобные дела неоднозначны, многое зависит от усмотрения суда, может быть одинаково принято как положительное, так и отрицательное решение, которое суд одинаково сможет обосновать. По инициативе заявительницы, 18.03.2015 г. был заключен договор на представление интересов в суде апелляционной инстанции, который адвокат выполнил в полном объёме: подготовил апелляционную жалобу, участвовал в суде апелляционной инстанции. Несмотря на это, заявительница 27.11.2015 г. потребовала возврата 75 000 рублей. Адвокат отказался, на что Г.Н.Ю. разместила негативный отзыв в сети интернет, пригрозила обратиться с жалобами в различные инстанции и приступила к реализации своих угроз.
К объяснениям адвоката приложена копия апелляционной жалобы.
В заседании комиссии заявитель Г.Н.Ю. поддержала доводы жалобы.
Адвокат К.В.С. не согласился с доводами жалобы, на вопросы членов комиссии пояснил, что спорная квартира была единственным имуществом, на которое можно было наложить взыскание. Договор дарения оспаривался после смерти дарителя, адвокат заявлял, что даритель был уведомлен о возбуждении исполнительного производства.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат, на основании соглашения от 18.03.2015 г. представлял интересы заявительницы в суде апелляционной инстанции по жалобе на решение Головинского районного суда г.Москвы от 25.02.2015 г. об отказе в признании договора дарения недействительным.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что истцом не представлено доказательств того, что оспариваемый договор дарения являлся мнимой сделкой. На отсутствие доказательств указал и Московский городской суд в апелляционном определении от 10.08.2015 г., вынесенном по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, составленной адвокатом.
Согласно п. 1 ст. 7 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.
Таким образом, действуя честно, добросовестно и разумно, адвокат после изучения материалов дела, должен был определить возможность доказывания мнимости договора дарения или, разъяснив бесперспективность поручения, ставить перед доверителем вопрос о расторжении соглашения. Однако, адвокат формально составил апелляционную жалобу, в которой отсутствуют ссылки на материалы дела, и доводы которой суде апелляционной инстанции определил как предположительные.
На основании изложенного, Квалификационная комиссия даёт заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката .В.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем Г.Н.Ю. а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Комиссия оставляет без рассмотрения довод жалобы о несоответствии вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.В.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.Н.Ю., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат формально отнёсся к исполнению поручения доверителя – составил апелляционную жалобу при отсутствии возможности разумно и добросовестно поддерживать и отстаивать поручение Г.Н.Ю.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive