#437

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 3 февраля 2016 года № 03/02-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: защита по назначению;
Дата: 3 февр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

11.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба Ш.Д.В. в отношении адвоката Б. Ю.С. в которой заявитель сообщает, что 24.09.2015 г. он был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ. Впоследствии ему был предъявлен ряд аналогичных обвинений. 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г. он был допрошен в помещении ИВС МУ МВД «Орехово-Зуевское», в присутствии адвоката Б.Ю.С. Следователь угрозами фальсификации дополнительного обвинения заставила заявителя подписать бумаги и протоколы неизвестного содержания, в отсутствие адвоката. Впоследствии заявитель увидел, что на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и протоколе его допроса от 01.10.2015 г. стоит подпись адвоката Б.Ю.С., которую она поставила в отсутствие заявителя. Заявитель считает, что адвокат намеренно приняла участие в фальсификации доказательств.
Заявитель сообщает, что им была получена через спецчасть ФКУ СИЗО-7 г. Егорьевска выписка графика посещений, из которой следует, что 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г. его посещала только следователь. 16.12.2015 г. Орехово-Зуевским городским судом Ш.Д.В. было вручено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого от 01.10.2015 г. Как следует из этого постановления, оно было предъявлено в 8 ч. 20 мин. утра и под ним стоит подпись адвоката Б.Ю.С. Однако, адвокат заявителя не посещала – согласно графика 01.10.2015 г. его посещала только следователь и в другое время – с 19.00 до 19.30. ч.ч.
Ш.Д.В. сообщает, что он обратился к адвокату Б.Ю.С. за объяснениями и направил в отношении неё заявление в СО по г. Орехово-Зуево для проведении проверки о наличии в её действиях признаков преступления.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • постановления о продлении срока содержания под стражей от 12.11.2015 г.;
  • постановления о рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ от 16.12.2015 г.;
  • постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 01.10.2015 г.;
  • график (выписка из личного дела) посещений в ИВС МУ МВД «Орехово-Зуевское» в период с 25.09.2015 г. по 20.11.2015 г.

В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласилась с доводами жалобы и пояснила, что она действительно участвовала в защите заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ. В личной беседе 24.09.2015 г. заявитель не возражал против своего задержания, сообщил, что им написаны несколько явок с повинной. Показания следователю давал добровольно, никаких заявлений, возражений и замечаний от него не поступало. 01.10.2015 г. в ИВС МУ МВД РФ «Орехово-Зуевское» ему, в присутствии адвоката, было предъявлено обвинение, с которым он был полностью согласен. Заявление об отсутствии адвоката голословны, что подтверждается выпиской из «Книги выводов подозреваемых и обвиняемых» за 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г., где указано, что он был допрошен следователем в присутствии адвоката. В отношении разногласий по времени, указанному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, об этом имеется рапорт следователя. 22.10.2015 г. заявитель был только допрошен, обвинений ему не предъявлялось. От адвоката он не отказывался. Адвокат сообщает, что жалоба датирована 24.12.2015 г., а 28.12.2015 г. ему, также в присутствии адвоката Б.Ю.С., было предъявлено обвинение в окончательной редакции и он никаких замечаний и заявлений не делал, от адвоката не отказывался. По поводу представленной им справки, адвокат поясняет, что данная информация является служебной, выдаётся по запросу и каким образом она появилась у заявителя, ей неизвестно.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • «Журнала № 1377 т1 регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых из камер» за 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г. с сопроводительным письмом;
  • рапорта следователя;
  • требования следователя о выводе подозреваемого (обвиняемого) Ш.Д.В., в котором также указана фамилия адвоката Б.Ю.С.

В заседании комиссии адвокат Б.Ю.С. поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Заявитель Ш.Д.В. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы и заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат Б.Ю.С. осуществляла защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г. при проведении в отношении него следственных действий.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В жалобе заявитель утверждает, что адвокат не посещала его при проведении следственных действий 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г., что подтверждается представленным им графиком (выпиской из личного дела) посещений в ИВС МУ МВД «Орехово-Зуевское» в период с 25.09.2015 г. по 20.11.2015 г.
В опровержение данного довода адвокатом представлена копия из «Журнала № 1377 т1 регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых из камер» за 01.10.2015 г. и 22.10.2015 г., в которой, помимо фамилии следователя, указана также и фамилия адвоката. Копия направлена с сопроводительным письмом и.о. начальника ИВС МУ МВД России «Орехово-Зуевское», что указывает на легальность получения данных копий. Также адвокатом представлено требование следователя, в котором записана фамилия адвоката.
Оценивая представленные доказательства, комиссия считает, что представленный заявителем график отображает только лицо, которое вызывает лицо, содержащееся под стражей, тогда как журнал регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых содержит более полные сведения. Адвокат не заполняла самостоятельного требования, поэтому её фамилия не указана в соответствующем графике.
Исправление ошибки во времени проведения следственных действий подтверждается рапортом следователя.
Кроме того, в представленных заявителем процессуальных документах отсутствуют какие-либо жалобы на действия адвоката. Более того, 16.12.2015 г. адвокат обжаловал действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ, но не по обстоятельствам, указанным в рассматриваемой жалобе, а в связи с тем, что ему не было вручено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и копия протокола о задержании.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Б.Ю.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ш.Д.В.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive