#436

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 3 февраля 2016 года № 16/02-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: защита по назначению;
Дата: 3 февр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

10.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба Ю.И.В. в отношении адвоката Я.А.И. в которой заявитель сообщает, что 17.11.2015 г. следователь уведомил его и адвоката, который осуществляет защиту заявителя на основании соглашения, о проведении следственных действий 19.11.2015 г. Защитник по соглашению сообщил следователю о том, что он не может участвовать 19.11.2015 г. в следственных действиях, поскольку находится в командировке до 20.11.2015 г. в одном из судов Ямало-Ненецкого АО. Однако, 19.11.2015 г. следователь, в присутствии адвоката по назначению – Я.А.И., предъявил заявителю обвинение, ознакомил с результатами экспертизы, уведомил об окончании предварительного следствия. Заявитель письменно отказался от услуг адвоката по назначению – Я.А.И., но последний, не зная материалов дела, подписал все протоколы, фактически создав «видимость легитимности процессуальных действий». Заявитель просил адвоката Я.А.И. связаться с адвокатом по соглашению, чтобы подтвердить уважительность причин его отсутствия, но адвокат Я. отказался это делать. Заявитель сообщает, что объём материалов дела составляет 50 томов, но адвокат Я. не ознакомился ни с одним процессуальным документом.
14.01.2016 г. в АП МО поступили дополнения к жалобе, в которых заявитель сообщает, что несмотря на его отказ от адвоката, Я.А.И. не явился 21.12.2015 г. в Московский городской суд в судебное заседание по продлению домашнего ареста, постановление суда не обжаловал, пока адвокат по соглашению – А.А.Л. боролся с нарушениями закона и требовал предъявления для ознакомления всех материалов дела, адвокат Я.А.И. знакомился с теми материалами дела, которые ему представлял следователь.
Адвокатом Я.А.И. представлены письменные объяснения, в которых он сообщил, что он действительно участвовал в следственных действиях 19.11.2015 г. по назначению следователя. Следователь представил ему уведомление о проведении следственных действий от 13.11.2015 г., которое он факсом отправил адвокату по соглашению и «применяя математический подсчёт следует, что с момента уведомления прошло более 5 суток», довод жалобы об уведомлении только 17.11.2015 г. является «является лукавым, и является незаконным методом защиты». Адвокат, по устному ходатайству, ознакомился с постановлением о возбуждении уголовного дела, допросами заявителя в качестве подозреваемого и обвиняемого. Поскольку заявитель не признавал вины, его положение после предъявления обвинения осталось прежним. Адвокат не может представить копию протокола допроса, поскольку эти сведения составляют адвокатскую тайну, но заявитель не делал никаких замечаний, поэтому довод о пассивности адвоката «не выдерживает никакой критики». Заявитель не отказывался от его услуг, не просил звонить адвокату по соглашению. Также адвокат сообщает, что «тот, кто написал жалобу… обладает скудными сведениями по уголовному делу», поскольку объём уголовного дела составляет 98 томов, а не 50 как указал заявитель.
В дополнительных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат сообщил, что он не представлял интересы заявителя в суде и не обжаловал постановление суда, поскольку в процессе участвовал адвокат по соглашению.
К объяснениям приложена копия уведомления следователя от 13.11.2015 г.
В заседании комиссии, заявитель Ю.И.В. поддержал доводы жалобы.
По ходатайству Ю.И.В. к материалам дисциплинарного производства приобщены копии отказов от адвоката Я.А.И., постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства, постановления о продлении срока домашнего ареста от 11.12.2015 г.
Адвокат А.А.Л. на вопросы членов комиссии пояснил, что у Ю. истекал срок домашнего ареста. Адвокат хотел, чтобы следователь представил для ознакомления все материалы дела, но он этого не сделал до настоящего времени. Никакого факса от следователя адвокат не получал. Адвокатом представлена справка о его занятости в период с 16.11 по 19.11.2015 г. Л. городском суде Ямало-Ненецкого АО.
Адвокат Я.А.И. не согласился с доводами жалобы, поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что заявитель уже направлял аналогичные жалобы в ГСУ и прокуратуру, уголовное дело не возбуждалось.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Фактические обстоятельства, изложенные в жалобе и письменных объяснениях, сторонами не оспариваются.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Как указывается в Решении Совета ФПА РФ от 27.09.2013 г. «О двойной защите» (прот. № 1), адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению.
Адвокату Я.А.И. было известно, что защиту заявителя, на основании соглашения, осуществляет адвокат А.А.Л. При этом, в материалы дисциплинарного производства заявителем представлен письменный отказ от адвоката Я.А.И.
В письменных объяснениях адвокат ссылается на то, что следователь представил ему уведомление о проведении следственных действий от 13.11.2015 г., которое он факсом отправил адвокату по соглашению и «применяя математический подсчёт следует, что с момента уведомления прошло более 5 суток». Действительно, в представленном комиссии уведомлении следователя указывает, что оно направлено факсом в адвокатское образование, но отметка о его получении адвокатом отсутствует.
Уголовно-процессуальное законодательство не содержит конкретного указания о способе уведомления адвоката и его подзащитного о проведении следственных действий. Вместе с тем, применяя такой способ уведомления, как направление факса в адвокатское образование, следователь принимает на себя ответственность за своевременное вручение этого уведомления адвокату. Комиссия также обращает внимание, что на представленном уведомлении отсутствует отметка о направлении его посредством факсимильной связи.
Комиссия считает, что в сложившихся обстоятельствах, действуя разумно, добросовестно и активно, адвокат Я.А.И., установив, что в деле участвует адвокат по соглашению, должен был заявить ходатайство о надлежащем извещении защитника по соглашению и не должен был принимать участия в следственных действиях.
Комиссия отклоняет довод дополнительной жалобы о том, что адвокат должен был осуществлять защиту заявителя в Московском городском суде и впоследствии обжаловать судебный акт, поскольку в силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается. Рассматриваемое требование в первоначальной жалобе заявлено не было.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Я.А.И. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении обязанностей перед доверителем Ю.И.В.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Я.А.И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Ю.И.В., а именно нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, установив, что в деле участвует адвокат по соглашению, Я.А.И. не заявил ходатайство о надлежащем извещении защитника по соглашению и принял участия в следственных действиях, несмотря на наличие письменного отказа от его услуг, заявленного Ю.И.В.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive