#43

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 17/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.1; КПЭА ст.23 п.9 подп.2; КПЭА ст.23 п.9 подп.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.4; КПЭА ст.23 п.9 подп.5; КПЭА ст.23 п.9 подп.6;
Тема: уголовное производство; недобросовестность при исполнении поручения; небрежное представление интересов;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката П.А.А.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 31.10.2016 г. по жалобе доверителя И.И.П. в отношении адвоката П.А.А. (регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области 50/7433),

У С Т А Н О В И Л А:

31.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката П.А.А. по жалобе доверителя И.И.П. в котором указывается, что адвокат при осуществлении его защиты по уголовному делу ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности, не подал ряд ходатайств, не реагировал на нарушение прав доверителя.
В частности, в жалобе указывается, что адвокат помог следователю сфальсифицировать уголовное дело по обвинению заявителя по ч. 1 ст. 111 УК РФ, неоднократно предлагал дать взятку, назначил вознаграждение в размере 30 000 рублей за защиту на предварительном следствии и 30 000 рублей за защиту в суде. Адвокат не заявил ни одного ходатайства, выгораживал следователя, когда тот хотел найти одежду потерпевшего в больнице, при нём был изменён протокола допроса заявителя, в котором он рассказывал всё, что знает о потерпевшем, общался со свидетелем Д., после чего тот изменил показания не в пользу заявителя, не разрешил защитнику заявителя М.А.В. в подписании показаний свидетеля З.А.В. для того, чтобы предоставить их в суд, «выгораживал» эксперта.
В жалобе ставится вопрос о принятии мер к адвокату и взыскании денежных средств.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • апелляционной жалобы адвоката П.А.А. на приговор Орехово-Зуевского городского суда от 21.12.2015 г.;
  • протокола опроса адвокатом свидетеля З.А.В. от 15.12.2015 г.

Заявитель И.И.П. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснил, что действительно защищал заявителя на предварительном следствии и в суде первой инстанции, 29.12.2015 г. подал апелляционную жалобу на приговор суда. Позиция защиты обсуждалась неоднократно, но заявитель всегда говорил, что знает, как надо давать показания, поэтому не всегда соглашался с адвокатом. Тем не менее, они всегда обсуждали каких показаний следует придерживаться, в ходе допроса адвокат давал краткие консультации и следователь этому не препятствовал. Адвокат заявлял ходатайство об изъятии одежды потерпевшего, но следователь сказал, что она вся пропала. По делу проводились две экспертизы, адвокат подготовил вопросы для эксперта, заявил ходатайство о переквалификации действий И.И.П. с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ. Для защиты в суде заявитель пригласил второго адвоката – М.А.В. и именно он заявил ходатайство о допросе эксперта, хотя П.А.А. был с этим не согласен, о наличии дополнительных свидетелей заявитель ничего не говорил. Адвокат считает, что все свои обязанности выполнил добросовестно.

К объяснениям адвокатом не приложено каких-либо документов.
15.11.2017 г. комиссией принято заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката П.А.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем И.И.П.
Решением Совета АПМО № 12-25/20 от 21.12.2016 г., материалы дисциплинарного производства направлены в комиссию на новое рассмотрение, поскольку в Совет АПМО поступило письмо из УМЮ по МО с приложением документов на 26 л., которые не были предметом рассмотрения комиссии.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что соглашение об оказании юридической помощи с ним заключал заявитель, а не его супруга.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката, изучив представленные документы и материалы адвокатского производства, комиссия приходит к следующим выводам.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что, как при первичном так и при повторном рассмотрении жалобы, заявителем И.И.П. не представлено доказательств, подтверждающих изложенные в ней доводы. Напротив, как следует из представленных материалов адвокатского производства, заявитель никаких замечаний на действия адвоката в протоколы процессуальных действий не вносил, от услуг адвоката не отказывался, каких-либо иных ходатайств от него не поступало.
Дополнительные документы, поступившие из У МЮ РФ по МО представляют собой жалобу на действия адвоката по обстоятельствам защиты заявителя, поданную его супругой, которая доверителем адвоката П.А.А. не являлась. Дополнительные документы направлены не представлением У МЮ РФ по МО, а сопроводительным письмом. В прилагаемых к жалобе материалах не содержится каких-либо доказательств, подтверждающих доводы жалобы заявителя.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
Вопрос о взыскании с адвоката денежных средств находится вне пределов компетенции комиссии, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе письменного соглашения между адвокатом и доверителем. Споры по такому соглашению рассматриваются в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката П. А. А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем И.И.П.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive