#423

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2015 год (фрагмент № 19)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: нарушение этических норм;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению органа юстиции в отношении адвоката филиала № 19 Коллегии адвокатов ХМАО г. Нягань К.

В представлении начальника Управления Министерства юстиции РФ по ХМАО-Югре указывается, что адвокатом К. нарушены требования п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката. Данные нарушения выразились в том, что на основании обращения К. от 20 июня 2015 года о досрочном восстановлении статуса адвоката Советом Адвокатской палаты ХМАО было принято решение о восстановлении статуса. 3 июля 2015 года решение Совета поступило в Управление Министерства юстиции РФ по ХМАО – Югре. На основании представленных материалов 9 июля 2015 года распоряжением №508-р сведения о возобновлении статуса адвоката К. внесены в реестр. 4 августа 2015 года из управления Федеральной налоговой службы по ХМАО-Югре поступило сообщение о том, что 14 июля 2015 года в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесена запись о регистрации К. в качестве индивидуального предпринимателя. На основании вышеизложенных фактов в представлении ставится вопрос о прекращении статуса адвоката К.
13 августа 2015 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката К. (распоряжение № 56), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат К. в письменном объяснении указал, что с 15 февраля 2015 года в результате ДТП находился на лечении, статус адвоката был приостановлен. В июне 2015 г. в связи с тяжелым материальным положением он подал документы на регистрацию ИП, и 8 июля 2015 года был зарегистрирован как ИП. Однако, узнав том, что статус адвоката у него восстановлен, незамедлительно подал документы о прекращении деятельности ИП, и с 10 августа 2015 года деятельность ИП была прекращена. О том, что статус адвоката у него восстановлен ему стало известно в конце июля 2015г.
На заседание Квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты адвокат К. явился, свою вину признал, представил документы о прекращении статуса ИП.
Квалификационная комиссия на заседании 26 августа 2015 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката К. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Исходя из представленных документов, следует, что К. зарегистрировался в качестве ИП после того, как статус адвоката был восстановлен, и данные о нем были внесены в реестр адвокатов. Следовательно, адвокатом К. допущено нарушение требования п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката влечет применение предусмотренных мер дисциплинарной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату К. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html