#422

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2015 год (фрагмент № 18)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Л. в отношении адвоката Сургутской коллегии адвокатов М.

Л. предъявляет претензию адвокату М. в том, что последняя допустила бездействие, при оказании бесплатной юридической помощи Л., осуществляя представительство его интересов в судебном заседании в Сургутском районном суде.
Согласно жалобе Л. МУП «Территориальное объединенное управление тепловодоснабжения и водоотведения №1» муниципального образования Сургутский район обратилось в суд с иском о взыскании с Л. задолженности по оплате коммунальных услуг в период с января 2003 года по октябрь 2014 года.
На 31 октября 2014 года задолженность Л. перед организацией составила 354.054 рубля 25 коп. На сумму задолженности была начислена пеня в размере 153.925 рублей 58 коп., а также судебные расходы в размере 8.279 рублей 80 коп.
Решением Сургутского районного суда от 4 февраля 2015 года данный иск был удовлетворен в полном объеме. Судом решено взыскать с Л. в пользу истца в счет задолженности по оплате коммунальных услуг 354.054 рубля 25 копеек, в счет пени 153.925 рублей 58 копеек, в счет возмещения расходов по оплате госпошлины 8.279 рублей 80 копеек, а всего 516.259 рублей 63 копейки.
В порядке ст. 50 ГПК РФ Сургутским районным судом для представительства интересов Л. была назначена адвокат М.
Определением от 4 февраля 2015 года, вынесенного Сургутским районным судом ХМАО – Югры, за счет средств федерального бюджета адвокату М., предоставившей ордер № 898 от 14 января 2015 года, было выплачено вознаграждение в размере 1.100 (Одна тысяча сто) рублей.
Л. считает, что адвокатом М. взятые на себя обязательства исполнены ненадлежащим образом, поскольку в ходе судебного разбирательства адвокатом не было заявлено о сроке исковой давности.
Данное обстоятельство привело к значительному ухудшению материального положения заявителя. Л. считает, что назначенный судом адвокат М. по правилам ст. 50 ГПК РФ имела право заявить в суде о применении последствий пропуска срока исковой давности. Согласно ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия.
Далее Л., ссылаясь на ч. 9 ст. 18 Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» и п.п. 3, 9 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», просит рассмотреть настоящую жалобу на бездействие адвоката М. при оказании последней бесплатной юридической помощи.
13 августа 2015 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката М. (распоряжение № 58), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат М. приняла участие в заседании Совета Адвокатской палаты ХМАО.
Адвокат М. в объяснении указала, что в процессе рассмотрения спора по существу в судебном заседании и на стадии судебных прений она обращала внимание суда на вопрос о применении к рассматриваемым правоотношениям положений об исковой давности при вынесении решения. Она просила отказать в удовлетворении исковых требований ввиду необоснованности заявленных требований и недоказанности факта пользования именно Л. коммунальными услугами в заявленный период. Также она указывала на факт его непроживания в квартире и просила привлечь в качестве ответчиков иных пользователей жилым помещением, чем осуществляла защиту интересов.

Квалификационная комиссия на заседании 11 ноября 2015 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката М. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Согласно ч. 1 ст. 8 Кодекс профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

Из протокола судебного заседания от 4 февраля 2015 года следует, что адвокатом М. в ходе пояснений по иску не заявлялось ходатайство о применении срока исковой давности при принятии решения о взыскании задолженности с Л.
С протоколом судебного заседания адвокат не знакомилась, замечаний на протокол не подавала.
Таким образом, адвокатом М. не представлено доказательств того, что она добросовестно исполняла свои обязанности по защите интересов ответчика Л. по назначению суда в силу ст. 50 ГПК при рассмотрении в Сургутском районном суде искового заявления от 4 февраля 2015 года.
Поэтому в действиях адвоката М. усматриваются нарушения действующего законодательства.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату М. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html