#42

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 11/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по состоявшемуся ранее ДП с теми же участниками, предметом, основанием;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.23 п.9 подп.1; КПЭА ст.23 п.9 подп.2; КПЭА ст.23 п.9 подп.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.4; КПЭА ст.23 п.9 подп.5; КПЭА ст.23 п.9 подп.6;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; защита по назначению;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 28.12.2016 г. по жалобе доверителя Д.Ю.Д. в отношении адвоката К.Г.Ф.,

У С Т А Н О В И Л А:

28.12.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Г.Ф. в котором сообщается, что адвокат осуществляла защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ. При допросе заявителя адвокат отсутствовала, поэтому он был вынужден дать признательные показания. Однако позднее К.Г.Ф. подписала протокол допроса. По данному обвинению Решением Совета АПМО № 10/25-20 от 26.08.2015 г. дисциплинарное производство в отношении адвоката было прекращено. Также заявитель сообщает, что 03.08.2016 г. адвокат в суде дала показания об обстоятельствах, ставших ей известными в связи с оказанием юридической помощи.
К жалобе заявителем приложены копии процессуальных документов и доверенность, выданная Д.Ю.Д. его сыном Д.А.Ю.
Адвокатом не представлено письменных объяснений, а равно иных документов в отношении доводов жалобы.
Рассмотрев доводы жалобы, комиссия приходит к следующим выводам.
В силу п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, обстоятельством, исключающим возможность дисциплинарного производства является состоявшееся ранее решение Совета по дисциплинарному производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию.
Заявитель уже обращался с аналогичной жалобой в АПМО, Решением Совета АПМО № 10/25-20 от 26.08.2015 г. дисциплинарное производство в отношении адвоката было прекращено.
Единственным новым доводом, подлежащим рассмотрению по существу, является указание на то, что 03.08.2016 г. адвокат в судебном заседании дала показания в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ей известными в связи с оказанием юридической помощи Д.А.Ю.
При оценке данного довода комиссия исходит из того, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем Д.А.Ю. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе. В распоряжении комиссии отсутствует протокол судебного заседания от 03.08.2016 г. по уголовному делу по обвинению Д.А.Ю. Комиссия лишена возможности оценить как сам факт дачи адвокатом показаний в качестве свидетеля, так и объём, и характер этих показаний.
При этом комиссия учитывает, что рассмотрение первичной жалобы откладывалось комиссией для предоставления заявителем доказательств обвинения в адрес адвоката. Несмотря на это заявитель Д.Ю.Д. никаких доказательств доводов жалобы комиссии не предоставил.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката К.Г.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Д.А.Ю.

И.О. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive