#414

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2015 год (фрагмент № 10)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.12; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: неявка адвоката;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по обращению суда (судьи) в отношении адвоката адвокатского кабинета Л.

В частном постановлении судья Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры указал, что адвокат Л. защищала интересы осужденного Д. на основании соглашения. В судебное заседание, назначенное на 26 февраля 2015 года в Суде Ханты-Мансийского автономного округа-Югры, она не явилась. В суд от ее имени поступила телеграмма об отложении судебного разбирательства в связи с выездом в отпуск. Отпускные документы в суд представлены не были.

В судебные разбирательства, назначенные на 12 и 26 марта 2015 года, адвокат Л., будучи надлежаще извещенной о месте и времени рассмотрения уголовного дела, также не явилась. Сведений о причине неявки суду не представила. Судья считает, что адвокатом Л. грубо нарушены требования Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку адвокат, принявший поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты.
При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд.
Также судья считает, что адвокатом Л. был нарушен Кодекс профессиональной этики адвоката.

27 апреля 2015 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Л. (распоряжение № 26), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.

Адвокат Л. надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явилась.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Л., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Из пояснения адвоката Л. следует, что после направления в интересах Д. в Суд ХМАО-Югры апелляционной жалобы на приговор суда (первой инстанции), соглашение на дальнейшую защиту интересов последнего в суде апелляционной инстанции между ними не заключалось.
Какие-либо письменные извещения о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в Суде ХМАО-Югры в адрес адвоката Л. не поступали.
Действительно, за какое-то время до 26.02.2015 имел место телефонный разговор с помощником судьи, но суть разговора сводилась к тому, что помощник судьи просил адвоката Л. сообщить о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы Д., т.к. не мог до него дозвониться. Именно по просьбе помощника Л. и направила телеграмму об отложении судебного заседания по рассмотрению апелляционной жалобы в интересах Д.
В дальнейшем, в связи с отсутствием соглашения между адвокатом Л. и Д. на защиту интересов последнего в суде второй инстанции, адвокат Л. более не направляла в Суд ХМАО-Югры каких-либо извещений или сообщений о невозможности своего дальнейшего участия в судебном разбирательстве.

Квалификационная комиссия на заседании 4 июня 2015 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Согласно ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики.

В ходе проверки изучены следующие документы:

  • частное определение судьи Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры;
  • копия ответа на запрос из Нефтеюганского районного суда;
  • конверт почтового отравления;
  • объяснение адвоката Л.

Из представленных документов следует, что адвокат Л. не явилась в судебное заседание 26 февраля 2015 года, заранее предупредив телеграммой об отложении судебного заседания, по причине выхода в отпуск. При этом адвокат в своем объяснении указывает, что у нее не было соглашения с подзащитным на его защиту в апелляционной инстанции. С учетом этих обстоятельств Квалификационная комиссия приходит к выводу о том, что адвокат ввела суд в заблуждение относительно своего процессуального статуса при рассмотрении апелляционной жалобы в Суде ХМАО-Югры, тем самым проявила неуважение к суду.
В соответствии с ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвокатов, адвокат, участвуя в судопроизводстве, должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду.
Помимо этого, в ответе на запрос судьи Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры из Нефтеюганского районного суда имеется информация о том, что 26 февраля 2015 года адвокат Л. была занята в процессах у судьи в 09:00 часов и у судьи М. в 15:00 часов, что не соответствует направленной ею информации в Суд ХМАО-Югры о том, что она в этот день будет находиться в отпуске.
В соответствии с разъяснениями Совета Адвокатской палаты ХМАО, если у адвоката на одно время назначены разные судебные заседания, он должен отдавать приоритет делам по соглашению и делам, рассматриваемым вышестоящим судом.
Таким образом, адвокат Л. нарушила требования законодательства об адвокатуре и решения органов Адвокатской палаты.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Л. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в несоблюдении ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html