#412

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2015 год (фрагмент № 8)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе И. в отношении адвоката Сургутской межрегиональной коллегии адвокатов Ч.

Согласно жалобе И. 24 июня 2015 года она была задержана сотрудниками УФСКН, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. После задержания следователь произвел ее допрос. Текст допроса, изложенный следователем, не соответствовал действительности. Адвокат при допросе не присутствовал.
После того, как допрос был закончен, пришел адвокат. Позже заявительница узнала, что это адвокат Ч. Следователь дал ей подписать уже готовый протокол допроса, и И. в присутствии адвоката отказалась поставить свою подпись. Адвокат Ч. сказал, чтобы она подписывала данный протокол, что она, испугавшись, и сделала.
20 сентября 2015 года в ИВС-2 в г. Сургуте к ней на личную встречу пришел адвокат Ч. и предложил подписать ей какие-то бумаги, что И. показалось странным, и она отказалась это сделать. В этот момент у нее было заключено соглашение с другими адвокатами, и адвоката Ч. она не приглашала. И. просит провести проверку по данному факту и принять меры.
13 октября 2015 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч. (распоряжение № 77), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Ч. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Ч., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Из объяснения адвоката Ч. следует, что 25 июня 2015 года около 14.00 часов он был приглашен следователем ФСКН для защиты интересов при осуществлении допроса гражданки И., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Он выписал ордер № 1057 от 25 июня 2015 года в 14.00 часов. Затем ему и подозреваемой И. было предоставлено время для конфиденциальной консультации и беседы, при этом сам следователь удалился из кабинета.
После юридической консультации с подозреваемой, следователь вернулся в кабинет, и был проведен допрос И. без каких-либо нарушений прав и свобод подозреваемой. Допрос произведен в период времени с 14 часов 3 минут до 14 часов 40 минут.
После того, как его известили о докладной куратора, 20 сентября 2015 года он действительно посетил арестованную И. в ИВС - 2 УМВД г. Сургута с одной лишь целью узнать, имеет ли она к нему какие-либо претензии. При личной беседе И. пояснила, что никаких претензий к нему она не имеет, после чего он удалился. Подписывать какие-либо бумаги И. он ей не предлагал. Адвокат обращает внимание на тот факт, что жалоба И. была написана, спустя более чем три месяца после производства следственного действия с его участием. Это, по его мнению, свидетельствует о том, что данная жалобы инициирована коллегами (адвокатами), действия которых не соответствуют нормам адвокатской этики, и преследуют какие-то свои цели.

Квалификационная комиссия на заседании 11 ноября 2015 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Ч. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
Согласно ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики, уважать права, честь и достоинство лиц, обратившиеся за оказанием юридической помощи, доверителей.

При производстве проверки в Сургутской межрегиональной коллегии адвокатов была изучена книжка с корешками ордеров №№1051-1060 адвоката Ч. Ордер № 1056 от 25 июня 2015 года был выписан адвокатом Ч. в 14 часов 30 минут в защиту интересов В. по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Ордер выписан на основании ст. 50 УПК РФ. Согласно графику Сургутская межрегиональная коллегия адвокатов осуществляет с 19 по 23 число каждого месяца.

Таким образом, адвокат Ч. не мог присутствовать одновременно при производстве допроса И. с 14 час. 03 минут по 14 час. 40 минут (как он утверждает) и при защите интересов В., интересы которого или которую он защищал по назначению следователя с 14 часов 30 минут. Кроме того, нарушена временная хронология: ордер №1056 выписан в 14 часов 30 минут, а ордер №1057, следующий за ним, – в 14 часов 00 минут.
Эти обстоятельства подтверждаются графиком дежурства адвокатов г. Сургута и Сургутского района при производстве дознания и предварительного следствия в порядке, предусмотренном ст.ст. 50, 51 УПК РФ на период с 1 июня 2015 года по 31 декабря 2015 года, копиями ордеров №№ 1056 и 1057 от 25 июня 2015 года.
Таким образом, достоверно установлено, что адвокат Ч. не присутствовал при допросе подозреваемой И., как это утверждает заявитель, то есть нарушил требования законодательства и интересы доверителя.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату Ч. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html