#406

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2015 год (фрагмент № 2)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: нарушение этических норм; финансовые нарушения;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению начальника Управления Министерства юстиции РФ по ХМАО-Югре в отношении адвоката филиала № 27 Коллегии адвокатов ХМАО п. Берёзово С.

В представлении начальника Управления Министерства юстиции РФ по ХМАО-Югре указано, что адвокат С. представил в Департамент внутренней политики ХМАО-Югры отчеты об оказании бесплатной юридической помощи гражданам, проживающим в труднодоступных и малонаселенных районах, в которых помощь оказана по одному вопросу членам одной семьи, и на каждого члена семьи составлен отчет на оказание услуг на сумму 20500 рублей. По мнению Департамента, такие действия являются злоупотреблением со стороны адвоката, в связи с чем оплате подлежит только один отчет. В представлении ставится вопрос о лишении статуса адвоката.

6 ноября 2015 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката С. (распоряжение № 80), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат С. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката С., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокат С. в объяснении указал, что он оказывал бесплатную юридическую помощь семье Н. в количестве 5 человек, и по каждому члену семьи составил отдельный отчет, так как каждому из них необходимо было оказать помощь по передаче жилого помещения в собственность. Требования Кодекса профессиональной этики адвоката он не нарушил.
Квалификационная комиссия на заседании 9 декабря 2015 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката С. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Согласно ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
Из предоставленных адвокатом С. отчетов следует, что он проконсультировал Н. 23.08.2012 г.р. (возраст 3 года), Н. 2010 г.р. (возраст 5 лет), Н. 13.04.2007 г.р. (возраст 8 лет). В соответствии со ст. 64 Семейного кодекса РФ родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов.
Таким образом, оказывать юридическую помощь несовершеннолетним детям необходимо было посредством оказания помощи их законным представителям. При этом заключение договоров на оказание юридической помощи детям было излишне, так как предмет оказания помощи был один – передача квартиры в общую долевую собственность членов семьи.
Адвокатом С. были составлены два запроса: в БТИ и ФСГРКиК. При этом в каждый отчет включен однотипный по содержанию запрос. Соответственно фактически адвокат направлял два запроса, а не десять. Следовательно, включение в заявление для оплаты восьми запросов является необоснованным.
Также адвокатом составлено одно исковое заявление в интересах 5-ти членов семьи, которое приложено к 5-ти заявлением. Соответственно адвокат за одну работу претендовал получение оплаты труда 5 раз.
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты как и Квалификационная комиссия приходит к выводу, что адвокат С. недобросовестно подошел к составлению отчетов о проделанной работе по оказанию бесплатной юридической помощи, в связи с чем, нарушил ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату С. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html