#404

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2015 года (фрагмент № 9)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В апреле 2015 г. Е. обратилась за оказанием правой помощи к адвокату М. по представлению ее интересов в Устиновском районном суде г. Ижевска по иску к ОСАО «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения. Е. 19 сентября 2014 г. выдала на имя М. доверенность на представление ее интересов в суде. Соглашения о правовой помощи между Е. и адвокатом М. на представление ее интересов в суде заключено не было. Она передала ему деньги в качестве гонорара без оформления приходно-кассовых документов.

Как утверждает Е., адвокат М., не принимая надлежащего участия в судебном разбирательстве, не отстаивая и не защищая её интересы, получил от неё немалые денежные средства, за якобы проделанную работу. Кроме того, он по окончании суда получил исполнительные листы, и ныне удерживает их у себя, требуя какой-то «бонус» в 10% от присужденной суммы. У адвоката также находятся подлинники ряда документов: акт передачи автомобиля страховой компании «Ингосстрах», страховой полис, решения судов.

В объяснениях на жалобу адвокат М. сообщил, что он, согласно договора и доверенности, представлял интересы Е. в суде по иску к ОСАО «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения. После вынесения судом решения, а также вступления его в законную силу адвокат М. получил исполнительный лист, в котором был указан неверный адрес должника.

После получения исправленного исполнительного листа выяснилось, что денежные средства взысканы в полном объеме в пользу Е., тогда как выгодоприобретателем является банк «ВТБ-24». М. вновь обратился в суд, а затем исполнительный лист был «сдан в Сбербанк по месту обслуживания «Ингосстрах».

Жалоба Е. в отношении адвоката М. была предметом рассмотрения на трёх заседаниях Квалификационной комиссии Адвокатской палаты УР, поскольку стороны конфликта, ограничиваясь пояснениями, не представляли копию решения суда, копию искового заявления, копию договора, финансовые документы, подтверждающие уплату денежных средств, иные документы.

В адрес Адвокатской палаты УР от Е. 21 августа 2015 г. поступило дополнительное заявление, в котором она сообщила об отзыве доверенности выданной на адвоката М. и получении дубликатов исполнительных листов с приложением документов.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Удмуртской Республики пришла к выводу, что в действиях адвоката М. имеют место нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката по следующим основаниям.

В Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (ч.1 ст.48 Конституции РФ). Как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года № 2-П, «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи… и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования, и критерии…». Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (п. 1 ст. 1 названного Закона).

Таким образом, в институте адвокатуры реализуется гарантированное Конституцией Российской Федерации право каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Адвокатом является лицо, получившее в установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов (п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Адвокат вправе в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Формами адвокатских образований являются адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация (п.1 и 2 ст.20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (п.п.1 и 4 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п.2 ст.7 названного Закона).

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката, установленных конференцией соответствующей адвокатской палаты (п.1 ст.18 Кодекса).

М. является адвокатом, сведения о нем внесены в реестр адвокатов Удмуртской Республики за регистрационным № 18/ХХХ.

Согласно ст.25 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашения об оказании юридической помощи заключается между адвокатом и доверителем, и регистрируются в документации адвокатского образования.

Действующее российское законодательство обязывает адвокатов как специальных субъектов оказания юридической помощи, чей правовой статус базируется на Конституции Российской Федерации и специальном законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре, оказывать гражданам юридическую помощь только на основании заключенного адвокатом с доверителем в простой письменной форме соглашения об оказании юридической помощи, существенными условиями которого являются:

1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате; 2) предмет поручения; 3) условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь; 4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения; 5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения (см. ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Оказание адвокатом М. юридической помощи Е. без заключения в простой письменной форме соглашения, отвечающего предписаниям ст.25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», является нарушением адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе нарушением обязанности «разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами» (п.п. 1 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), и свидетельствует о неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверительницей, поскольку именно адвокат как профессиональный участник правоотношений, связанных с заключением соглашения об оказании юридической помощи, обязан принять меры к тому, чтобы заключаемое адвокатом с доверительницей соглашение об оказании юридической помощи соответствовало требованиям действующего законодательства.

Квалификационной комиссией АП УР 30 ноября 2015 г. установлено, что адвокат М. нарушил нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (п.п.1 п.1 ст.7, п.п.4 п.1 ст. 7, ст.25) и Кодекса профессиональной этики адвоката (п.1 ст.8).

Адвокатом М. грубо нарушены требования ст.25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ненадлежащим исполнением своих обязанностей перед доверителем, выразившихся в том, что он принял поручение на оказание юридической помощи без заключения письменного соглашения.

Решением Совета АП УР 23.12.2015 г. адвокату М. объявлено замечание.