#401

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2015 года (фрагмент № 6)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.7 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; неявка адвоката;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В январе 2015 г. между адвокатом А. и гражданином К. было заключено соглашение на оказание юридической помощи по составлению искового заявления, представительству интересов К. в Устиновском районном суде г. Ижевска УР.

К. была уплачена денежная сумма в размере 15 000 рублей в качестве вознаграждения в рамках заключенного договора. Адвокатом А. было составлено исковое заявление. К. адвокату А. представлена нотариальная доверенность на представительство его интересов в суде.

Однако на судебное заседание в Устиновский районный суд по представительству интересов К. адвокат А. не явилась. В своих объяснениях А. причину неявки объясняет тем, что с 25 мая 2015 года по 3 июня 2015 года болела. Ее родственники сообщили в коллегию адвокатов о ее тяжелом состоянии здоровья. При посещении К. коллегии адвокатов, секретарь коллегии сообщила ему о болезни А., а также посоветовала ему, на всякий случай, обратиться в Адвокатскую палату УР (? – прим. Авт.) для замены адвоката.

Свою неявку в судебное заседание по представительству интересов К. 15 июля 2015 года, адвокат А. объясняет тем, что она готова была выйти в судебное заседание, но за 1 час до начала судебного заседания ей по телефону К. сообщил, что в суд ей являться не нужно, в связи с тем, что у него другой адвокат.

Претензии К. к адвокату А. заключаются в том, что она только составила исковое заявление и больше ничего не сделала, пропустила два судебных заседания, а на телефонные звонки не отвечает. Автор жалобы просит вернуть все денежные средства.

Адвокат А. полагает, что с ее стороны имело место надлежащее оказание юридической помощи. Уплаченные ей денежные средства отработаны.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты УР усматривает в действиях адвоката А. нарушения норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекса профессиональной этики адвоката.

Автор жалобы указывает, что адвокат А. дважды без уважительных причин не явилась в суд для участия в судебных заседаниях.

Адвокат А. признает одну неявку в судебное заседание по представительству интересов К., объясняя ее своей болезнью.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты считает, что адвокат А. в случае невозможности явиться в судебное заседание по представительству интересов К. обязана была предоставить документ, подтверждающий невозможность ее участия в судебном заседании, поставив об этом в известность суд и своего доверителя, что не было сделано адвокатом А.

Сторонами дисциплинарного производства не представлена копия соглашения (договора на оказание юридической помощи). Однако из жалобы К., объяснений адвоката А. следует, что адвокат А. должна была представлять интересы К. в судебном заседании.

По материалам дисциплинарного производства установлено, что адвокат А. в судебных заседаниях не представляла интересы К.

Кодексом профессиональной этики адвоката не определен формальный порядок расторжения соглашения доверителя с адвокатом, но п.6 ст.10 Кодекса предусмотрено, что действие соглашения прекращается при отмене поручения по инициативе доверителя или по исполнении поручения.

Ст.25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено, что вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются Гражданским кодексом РФ, то есть расторжение соглашения при отмене поручения по инициативе доверителя должно быть оформлено в простой письменной форме.

Таким образом, с учетом сложившейся ситуации, адвокату А. следовало явиться в суд 15 июля 2015 г., и до начала рассмотрения дела получить от доверителя К. заявление о расторжении соглашения в связи с отменой поручения, что не было сделано.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» – пп.1 и 4 п.1 ст.7; п.2 ст.7 названного Закона.

Квалификационной комиссией АП УР 30 ноября 2015 г. установлено, что адвокат А. нарушила нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (п.п.1 п.1 ст.7, п.п.4 п.1 ст.7, ст.25) и Кодекса профессиональной этики адвоката (п.1 ст.8).

Квалификационная комиссия адвокатской палаты УР считает необходимым разъяснить К., что полномочия региональных адвокатских палат и их исполнительных органов – Советов регулируются ст. 29, 31 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", и не допускают вмешательства в профессиональную деятельность адвокатов при ведении ими дел.

Все вопросы, касающиеся возврата гонорара, адресованные в Адвокатскую палату УР либо коллегию адвокатов, не могут быть разрешены их исполнительными органами, поскольку являются требованиями материального характера. А ни Адвокатская палата субъекта РФ, ни коллегия адвокатов не отвечает по обязательствам адвокатов в соответствии с ч. 12 ст. 22, ч. 6 ст. 29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Договоры (соглашения) на оказание правовой помощи заключаются между адвокатом и доверителем в соответствии со ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Гонорары адвокатов на расчетных счетах адвокатских палат не хранятся, и исполнительные органы адвокатских палат не контролируют поступление этих средств на расчетные счета коллегий адвокатов (иных адвокатских образований). Региональные адвокатские палаты (коллегии адвокатов) действующим законодательством не наделены полномочиями по взысканию и возврату гонорара либо части его от адвоката доверителю. Споры между адвокатом и его доверителем по вопросам оплаты в рамках соглашения, представляющего гражданско-правовой договор, а равно об изменении и расторжении такого соглашения, о признании его недействительным могут разрешаться в соответствии со ст. ст. 166 – 181, 420, 450 – 452, 779 – 783, 971 – 978 ГК РФ, путем переговоров между сторонами договора или в судебном порядке. Адвокатская палата и ее исполнительные органы не уполномочены Федеральным законодательством осуществлять гражданское судопроизводство на территории Российской Федерации.

Решением Совета АП УР 23.12.2015 г. адвокату А. объявлено замечание.

https://apur.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1022:obzor-distsiplinarnoj-praktiki-advokatskoj-palaty-ur-vo-vtorom-polugodii-2015-g&catid=10&Itemid=20