#398

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2015 года (фрагмент № 3)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.29 п.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.9 п.1 подп.1; КПЭА ст.14 п.1;
Тема: защита по назначению; неявка адвоката;
Дата: 31 дек. 2015 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат как профессиональный участник уголовного судопроизводства обязан таким образом рационально планировать свою занятость, чтобы не нарушать предписания Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что «адвокат не вправе принимать поручений на оказание юридической помощи заведомо больше, чем адвокат в состоянии выполнить» и «адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого ранее принятого поручения».

В Адвокатскую палату Удмуртской Республики поступило частное постановление судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики Рязанова Э.В. в отношении адвоката И., практикующей в адвокатском кабинете.

В частном постановлении указывается, что в соответствии с Положением «О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики» для защиты интересов подсудимого И. была назначена адвокат И. Рассмотрение уголовного дела было назначено на 19 мая 2015 г. в 14.00 часов, о чем адвокат И. в установленном порядке была заблаговременно уведомлена. В назначенное время адвокат И. в суд не явилась, о причинах неявки не сообщила, ходатайств о назначении другого времени для проведения судебного заседания не заявила, фактически отказавшись от принятой на себя зашиты подсудимого И. В частном постановлении предлагается обратить внимание на факты ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей адвокатом И.

В объяснении в Адвокатскую палату Удмуртской Республики адвокат И. сообщила, что с 09 по 21 мая 2015 г. находилась в командировке в Республике Таджикистан. Перед отъездом она направила в Адвокатскую палату Удмуртской Республики уведомление с указанием судей и подзащитных по предстоящим делам для сообщения всем им о невозможности ее участия в судебных заседаниях. Сделать телефонный звонок в Россию она не смогла, так как у нее не было денег, дабы пополнить счет для мобильного телефона. Считает, что она по уважительной причине не явилась в судебное заседание Октябрьского районного суда города Ижевска 19 мая 2015 г.

К своему объяснению адвокат И. приложила копии договора с Б., справки об освобождении от работы у врача-стоматолога до 16 мая 2015 г., уведомления о невозможности временного участия по заключенным соглашениям в связи с выездом в командировку за пределы России, проездных документов (такси, аэропорт, поезд), справки следственного отдела Республики Таджикистан о занятости адвоката в следственных мероприятиях, уведомления о предоставлении объяснения, частного постановления, записей адвокатского досье по подзащитному И. с 13 по 15 апреля 2015 г., протоколов допроса подозреваемого за 28 марта и 11 апреля 2015 г. с участием защитника И.

Из текста частного постановления суда, объяснений адвоката и представленных материалов следует, что 28 марта, 11, 13-15 апреля 2015 г. адвокат И. в отделе по обслуживанию территории Октябрьского района СУ УМВД России города Ижевска участвовала в защите И. по уголовному делу по его обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по назначению следователя.

После поступления дела в Октябрьский районный суд г. Ижевска, его рассмотрение было назначено на 19 мая 2015 г. в 14.00 часов, о чем адвокат И. в установленном порядке была заблаговременно уведомлена.

09 мая 2015 г. адвокат И. по соглашению с Б. на такси выехала в город Казань, откуда 10 мая 2015 г. самолетом улетела в город Душанбе Республики Таджикистан, где находилась в командировке по уголовному делу до 20 мая 2015 г., и вернулась самолетом через город Москву, а затем поездом через город Агрыз, добравшись до города Ижевска только 21 мая 2015 г.

О своей невозможности участия 19 мая 2015 г. в 14.00 часов в защите И. адвокат И. Октябрьский районный суд города Ижевска надлежащим образом не известила. В связи с неявкой адвоката И. судебное заседание в назначенное судом время не состоялось, и было отложено на другой день с привлечением подсудимому другого защитника по назначению.

25 мая 2015 г. председательствующий по делу судья Рязанов Э.В. с участием защитника по назначению С. вынес частное постановление с установлением факта о неуведомлении адвокатом И. суда о невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании и обращении внимания Адвокатской палаты Удмуртской Республики на допущенные нарушения закона.

28 мая 2015 г. данное постановление судьи поступило в Адвокатскую палату Удмуртской Республики.

В соответствии с п.4 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская палата создается в целях, в том числе, контроля за соблюдением адвокатами кодекса профессиональной этики адвоката.

Согласно ч.2 п.7 ст.31 указанного закона президент адвокатской палаты возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката или адвокатов при наличии допустимого повода и в порядке, предусмотренном кодексом профессиональной этики адвоката.

По сложившейся правоприменительной практике в Адвокатской палате Удмуртской Республики, любые негативные сообщения судов по работе адвокатов являются допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства с передачей материалов в квалификационную комиссию Адвокатской палаты Удмуртской Республики.

Пунктом 4 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

Частное постановление федерального судьи Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики Рязанова Э.В. содержит указание на то, что адвокат И. не явилась в судебное заседание 19 мая 2015 г., о причинах неявки не сообщила, ходатайств о назначении другого времени для проведения судебного заседания не заявила, фактически отказалась от принятой на себя защиты подсудимого И.

Следовательно, именно по указанным судом фактическим основаниям квалификационная комиссия проверяет соблюдение адвокатом И. норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Вместе с тем, как указано в самом частном постановлении, факт нарушения адвокатом И. требований закона при рассмотрении уголовного дела в отношении И. является судом выявленным. Также судом указан ряд законов, которые нарушил адвокат, среди которых ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п.п. 1, 4 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п.1 ст.8, п.п.1 п.1 ст.9, п.4 ст.9, п.1 ст.14 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Квалификационная комиссия отмечает, что дисциплинарное производство в отношении адвокатов является исключительно внутренним процессом региональной адвокатской палаты, которая не проводит каких-либо расследований, а ее представители не собирают доказательств и не опрашивают кого-либо, поскольку не имеют права и не наделены соответствующими полномочиями.

Значит, суд установил данные факты нарушения адвокатом И. требований закона. Сведений об обжаловании, отмене или изменении данного судебного акта не имеется, а квалификационная комиссия не вправе пересматривать установленные судом обстоятельства.

Рассматривая дисциплинарное производство и определяя в действии или бездействии адвоката наличие или отсутствие нарушений закона, комиссия должна указать не только установленные фактические обстоятельства, доказательства, на которых основаны выводы, и доводы, но и конкретные нарушения правил профессионального поведения адвокатов, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката.

В соответствии с п.п.1 и 4 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан, в частности, честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

Согласно п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан, в том числе, честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

По п.1 ст.14 указанного Кодекса при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Пунктом 6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции.

Решением Совета Адвокатской палаты УР от 16 октября 2003 г. «Об упорядочении работы и недопущения отложения без уважительных причин судебных процессов, срыва, без уважительных причин отдельных следственных действий» установлено следующее правило, в случае невозможности явки адвоката в судебное заседание или на следственное действие (занятость в другом процессе, болезнь и т.д.) …адвокат обязан незамедлительно и заблаговременно поставить об этом в известность … руководителя соответствующего адвокатского образования, членом которого он состоит, …председательствующего по делу, …иных адвокатов, участвующих в процессе.

Указанные требования закона адвокат И. в полной мере не выполнила, при наличии обстоятельств невозможности участия в судебном заседании 19 мая 2015 г. не предприняла необходимых мер к уведомлению суда о невозможности своего участия, назначению и согласованию с этим судом иного времени совершения процессуальных действий.

Доводы адвоката И. о невозможности явки в судебное заседание из-за пребывания в Республике Таджикистан и уведомления об этом Адвокатской палаты Удмуртской Республики не может рассматриваться в качестве оправдания, поскольку уведомление о такой невозможности должно было быть направлено самим адвокатом в суд, назначивший рассмотрение дела. Также такое уведомление должно иметь ссылку в отношении конкретного подзащитного И. по назначению, о чем в представленном адвокатом И. уведомлении сведений нет.

Представленные адвокатом И. копии договора с Б., справки об освобождении от работы от врача-стоматолога до 16 мая 2015 г., проездных документов (такси, аэропорт, поезд), справки следственного отдела Республики Таджикистан о занятости адвоката в следственных мероприятиях, уведомления о предоставлении объяснения, частного постановления, записей адвокатского досье по подзащитному И. с 13 по 15 апреля 2015 г., протоколов допроса подозреваемого за 28 марта и 11 апреля 2015 года с участием защитника И., подтверждают добросовестность отношения к выполняемой работе и занятость адвоката в других мероприятиях на исследуемый период. Однако, данные документы, по мнению квалификационной комиссии, не подтверждают выполнения адвокатом установленной обязанности уведомления суда о невозможности своего участия, назначению и согласованию с этим судом иного времени совершения процессуальных действий.

В соответствии с ч.1 п.2 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.

Согласно п.4 ст.18 указанного Кодекса применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При вышеизложенных обстоятельствах квалификационная комиссия приходит к выводу, что адвокат И. нарушила свои профессиональные обязанности в том, что не явилась в судебное заседание 19 мая 2015 г., не представила сведений о причинах своей неявки и не предприняла мер к назначению и согласованию с судом иного времени совершения процессуальных действий.

Таким образом, на основании непосредственно исследованных материалов дисциплинарного производства, квалификационная комиссия приходит к выводу, что адвокат И. нарушила нормы законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Решением Совета АП УР 01.12.2015 г. адвокату И. объявлено замечание.

https://apur.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1022:obzor-distsiplinarnoj-praktiki-advokatskoj-palaty-ur-vo-vtorom-polugodii-2015-g&catid=10&Itemid=20