#391

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 10)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.10 п.6;
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В августе 2016 между ООО и адвокатом А. было заключено соглашение об оказании юридической
помощи, предметом которого стало «представление интересов ООО в УФАС по городу Санкт-
Петербургу». Адвокату выдана доверенность на представление интересов доверителя «в органах
Федеральной антимонопольной службы с правом подачи и подписания заявлений, в том числе об
участии Общества в заседаниях Комиссии УФАС...». Размер вознаграждения адвоката составил 600000
рублей и был перечислен полностью. 
Доверитель также ссылался на то, что адвокат А. в декабре 2016 года после отказа от его услуг,
подписал от имени якобы генерального директора ООО апелляционную жалобу на определение
арбитражного суда.
Оценивая правомерность требований УК к адвокату А. о возврате документов, полученных им от
ООО при выполнении поручения по соглашению, доверенности и предоставлении отчета о проделанной
работе, Комиссия исходила из того, что в соответствии с п.6 ст.10 КПЭА при отмене поручения адвокат
должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы
по делу и доверенность, а также при отмене или по исполнении поручения - предоставить доверителю
по его просьбе отчет о проделанной работе. Такое право у доверителя возникает с момента отмены
поручения.
Заявитель не смог конкретно назвать ни одного документа, достоверно полученного от ООО
адвокатом А. при исполнении поручения в УФАС. Адвокат же категорически утверждал, что никаких
подлинных документов не получал, а копии документов, необходимых для выполнения поручения,
передавались им в УФАС, и находятся в материалах дела. Таким образом, это требование, вопреки
положениям подл.6 и 7 п.2 ст.20 Кодекса, носит общий характер, не основано на конкретных фактах,
отсутствует указание на то, когда, где, и какие именно документы передавались адвокату. Заявителем не
представлено никаких доказательств в подтверждение обстоятельств, на которых он основывал свои
требования.
В представленной Комиссии адвокатом А. копии «Уведомления об отмене (отзыве) доверенности»
содержится требование незамедлительно возвратить оригинал доверенности. Следовательно, адвокат А.
узнал о желании ООО получить от него подлинник доверенности в момент отмены этой доверенности.
Однако, он этого не исполнил, нарушив требования п.6 ст.10 Кодекса. При этом не было доказательств
того, что указанная доверенность использовалась адвокатом А. после отзыва.
Подача адвокатом А. от имени генерального директора апелляционной жалобы в Тринадцатый
арбитражный апелляционный суд не была связана с использованием отозванной доверенности, т.к. она
носила ограниченный характер: была выдана только для представления интересов ООО в УФАС.
В соответствии с п.5 ст.18 КПЭА меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к
адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года (в редакции от
22.04.2015).
Комиссия установила, что с момента отзыва доверенности до момента рассмотрения жалобы
прошло более 16 месяцев, что исключает применение мер дисциплинарной ответственности к адвокату
А.
Совет же пришел к выводу, что Комиссия установила фактические обстоятельства правильно, но ею
сделана ошибка в части исчисления срока применения мер дисциплинарной ответственности.
Несмотря на то, что в конце ноября 2016 информация об отзыве доверенности адвокату А.
передана адвокатом Б., доверенность не была возвращена.
Более того, адвокат А. по этой доверенности, которая включала в себя «право представлять
Общество во всех судебных, правоохранительных, государственных, административных органах, в
том числе у мирового судьи, судах общей юрисдикции, арбитражных судах...», в конце декабря 2016
от имени ООО направил в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд апелляционную жалобу на
определение о возвращении заявления.
В конце мая 2017 адвокатом А. было получено письмо от генерального директора ООО об отказе от
его помощи как адвоката, прекращении в связи с этим соглашения об оказании юридической помощи,
отмене всех выданных ему доверенностей от ООО, с просьбой возвратить все документы, ранее
полученные от ООО, все ранее выданные доверенности от ООО и предоставить письменный отчет

Адвокату А. объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/