#389

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 8)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Представление в отношении адвоката Р. было направлено в АП СПб из ГУ Минюста РФ по СПб с
приложением представления из Следственной части по расследованию организованной преступной
деятельности СУ МВД по Республике Саха (Якутия).
Адвокат Р. осуществлял защиту обвиняемой О., которая в связи с нарушением подписки о невыезде
была объявлена в розыск и впоследствии задержана. Для составления протокола о задержании О. в УВД
в Санкт-Петербурге был вызван адвокат R, но до начала оформления протокола он покинул кабинет
следователя, ссылаясь на отсутствие у него соглашения с О. на производство этого следственного
действия.
Заявитель усмотрел в действиях адвоката нарушения подп.1 п.1 ст.92 УПК РФ и п.1 ст.8 КПЭА.
Адвокат Р. возразил, что не защищал О. в уголовном деле, а его участие в дополнительном допросе
обвиняемой было обусловлено соглашением на оказание юридической помощи в виде «однократного
участия в качестве Адвоката в следственном действии..., а именно: при осуществлении
следователем дополнительного допроса Доверителя в качестве обвиняемой...». Свои обязанности
по данному соглашению адвокат выполнил в полном объеме. Участие в иных следственных действиях
по уголовному делу, расследование которого велось в г. Якутске, указанным соглашением не
предусмотрено. Поэтому вызывать адвоката на планируемое (без уведомления адвоката) следственное
действие, участвовать в котором ни по соглашению, ни по назначению, да еще и без согласия
обвиняемой, адвокат не мог, следователь был не вправе.
На заседании Комиссии адвокат Р. признал, что при оформлении ордера допустил некорректную
формулировку поручения: «представлять интересы О. в рамках уголовного дела № А/», из которой
можно было сделать вывод о принятии им поручения на весь период предварительного следствия. А по
вызову следователя он прибыл, рассчитывая, что О. вновь заключит соглашение на однократное участие
в следственном действии, но она отказалась сделать это. Поэтому адвокат покинул кабинет следователя
до начала составления протокола задержания.
Комиссия решила, что адвокат R проявил недобросовестность, то есть нарушил п.1 ст.8 КПЭА.
Так, при оформлении ордера адвокатом Р. была допущена небрежность в виде некорректной и
несоответствующей предмету соглашения формулировки поручения, из которой следовало, что адвокату
поручено представлять интересы доверителя в рамках всего предварительного следствия, а не
однократное участие в следственном действии. Адвокат явился по приглашению следователя для
участия в ином следственном действии, не предусмотренном соглашением с О., не имея надлежаще
оформленных полномочий и без согласования с доверителем.
Своими действиями адвокат ввел в заблуждение следователя относительно возможности проведения 
предварительного следствия по уголовному делу №_, возбужденному в отношении доверителя по
cm. 159 УК РФ, а именно при осуществлении следователем дополнительного допроса Доверителя в
качестве обвиняемой, подготовка при этом в случае необходимости ходатайств и жалоб».
Адвокат Р. явился по приглашению следователя для участия в ином следственном действии, не
предусмотренном соглашением, не являясь ее защитником, потому был вправе уйти до начала
следственного действия, что он и сделал.
Каких-либо нарушений требований закона и адвокатской этики в деяниях, вмененных в вину адвокату
Р., Совет не усмотрел и прекратил производство.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/