#388

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 7)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Судья Приморского районного суда СПб написала в АП СПб обращение в отношении адвоката Н.,
указав, что адвокат позволял себе в адрес председательствующего высказывания, не соответствующие
статусу адвоката: «Дослушайте меня, не перебивайте», «в отличие от суда я исследование
доказательств не закончил», «Я напишу жалобу в Квалификационную коллегию судей и будет
понижен Ваш квалификационный класс, потому что Вы незаконно чините препятствия. У Вас ничего
не получится», «На диктофонную запись санкционирования не требуется. С чем я Вас и поздравляю»
(эти слова адресованы доверителю адвоката), «Когда не выгодно...». На предложение судьи оставить
свои комментарии при себе ответил, что свои комментарии он уже не оставит при себе, был удален из
судебного заседания.
Судья также указывала, что адвокатом при выражении своей позиции в адрес
председательствующего были допущены высказывания, не соответствующие статусу адвоката:
«Завершить сегодня заседание не представляется возможным. Только если личная и прямая
заинтересованность судьи и секретаря судебного заседания присутствуют в исходе судебного
разбирательства». После удаления адвоката Н. из зала судебного заседания он высказал: «Честь и
хвала Вам за подобного рода ведение судебного процесса», оказал воздействие на своего доверителя.
Судья обращала внимание на то, что после ознакомления адвоката и его доверителя с материалами
дела в тексте «Подписки об ознакомлении с правами лица, привлекаемого к адм. ответственности» и
«Подписки о разъяснении прав защитника» появилась дописка о том, что с правами лицо не было
ознакомлено. В обращении высказано предположение о причастности к этому адвоката либо
представляемого им лица.
Адвокат представил письменное объяснение, в котором указывал, что письмо судьи не соответствует
фактическим обстоятельствам того, что было в судебных заседаниях, и опровергается материалами,
приложенными к объяснению. Между сторонами процесса имелись давно возникшие противоречия и
обстоятельства, которые требовалось исследовать всесторонне и тщательно, не полагаясь лишь на
документы, представленные обвиняющей стороной. Его слова, приведенные судьей, вырваны из
контекста и не соответствуют фактическому смыслу высказываний. Аудиозапись частично вел на свой
смартфон доверитель, и как она попала к судье, и та ли это запись - адвокат не знает.
Комиссия пришла к следующему: в приведенных в обращениях судьи цитатах содержатся слова
адвоката, которые могли быть предметом обсуждения для выяснения их допустимости в судебном
процессе с точки зрения этических норм, если бы в каждом случае были сформулированы сами
этические нормы, нарушенные при этом адвокатом (неделовая лексика, неуважение к суду или
оскорбительность и унижение достоинства и т.п.). Однако в обращениях указано лишь то, что
высказывания не соответствуют статусу адвоката.
Мехаду тем, обобщение специалистами практики работы Европейского суда по правам человека
позволяет сделать вывод о том, что «... Ограничивая свободу слова адвоката в суде, можно нарушить
принцип процессуального равенства сторон, который является одной из составляющих
справедливого процесса. Хотя свобода слова адвоката в судебном заседании не абсолютна,
требования справедливого процесса предполагает не только свободный, но даже и весьма
агрессивный обмен мнениями между сторонами» (Диков Г.В. Участие адвоката в судебном процессе:
подходы Европейского Суда. М., 2014. С.216).
Судья ссылалась на аудиозапись судебного заседания на USB-флеш-накопителе. При этом
отсутствовало указание на происхождение этой записи, на ее статус в материалах дела. При
ознакомлении Комиссия установила, что имеются четыре цифровых файла очень плохого качества, один
из которых содержит запись предположительно судебного заседания, сделанную первоначально на
неизвестном оборудовании и носителе. Отсутствовали достоверные данные об операторе записи, о
времени, месте, условиях произведенных записей. Факт перезаписи с одного носителя на другой никак
не был оформлен Даты создания цифровых файлов указанных в метаданных файлов находились вне
Утверждение судьи о том, что после ознакомления адвоката и его доверителя с материалами дела в
тексте подписок появилась дописка о том, что с правами лицо не было ознакомлено, также никакими
доказательствами причастности к этому адвоката Н. не было подтверждено, а адвокат это обстоятельство
отрицал.
Таким образом, Комиссия и Совет не нашли в действиях адвоката Н. нарушений норм
законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА, прекратив дело.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/