#386

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 5)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.1;
Тема: адвокат дал объяснения; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. стало письмо
судьи Московского районного суда СПб, из которого следовало, что в судебном заседании сотрудниками
конвоя была пресечена попытка адвоката Г. передать подзащитному Т. под видом копии обвинительного
заключения мобильного телефона и зарядного устройства. О случившемся был составлен акт,
мобильный телефон и зарядное устройство под расписку были возвращены Г.
Адвокат Г. не отрицала своей вины в нарушениях, указанных в письме судьи, но категорически не
соглашалась с преднамеренностью своих действий, осведомлённостью о том, что в обвинительном
заключении находился мобильный телефон с зарядным устройством.
Адвокат пояснила, что перед началом судебного заседания к ней подошла мать подзащитного и
попросила передать сыну обвинительное заключение, указав, что оно было передано ей для
копирования и его необходимо возвратить в СИЗО.
Обвинительное заключение было должного объема, прошито, титульный лист был оформлен
обычно.
Прибыв в зал, доверитель подозвал адвоката для беседы, во время которой заметно нервничал, что
адвокат списала на волнение перед допросом. Т. стал обвинять адвоката в профессиональной
некомпетентности, как потом поняла Г., с целью создания конфликтной ситуации. В тот момент, когда
конфликт начал переходить на личные оскорбления, Т. потребовал передать ему обвинительное
заключение. Адвокат сделала это, находясь под воздействием эмоций, не проверив его. После передачи
обвинительного заключения сотруднику конвоя в нем был обнаружен мобильный телефон с зарядным
устройством.
Адвокат указывала также, что за 42 года работы в коллегии адвокатов никогда не передавала
запрещённые предметы в следственных изоляторах и судах. Соглашалась, что не имела права
выполнять просьбы матери подзащитного, не относящиеся к делу, за что готова нести ответственность.
Комиссия и Совет пришли к выводу, что, передавая доверителю обвинительное заключение, адвокат
Г. не проявила необходимой осмотрительности и допустила грубую неосторожность, что привело к
нарушению требований ч.1 ст.8 и ч.1 ст.10 КПЭА: адвокат обязан честно, разумно, добросовестно
исполнять свои обязанности. При этом, никакие пожелания, просьбы или требования доверителя,
направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных Кодексом, не могут
быть исполнены адвокатом.
Адвокату объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/