#384

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 3)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение статуса адвоката;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; неявка адвоката; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В жалобе на адвоката Ц. доверители указывали, что адвокат не выполнил принятые на себя
обязанности по договору: получив оплату за свою работу, адвокат не явился на предварительное
судебное заседание, а также в последующие заседания, перестал отвечать на телефонные звонки,
отказался предоставить электронный адрес, уклонялся от переговоров, не сообщил доверителям адрес
своего места работы или жительства, не указав их и в договоре. Также доверители ссылались на то, что
фактически адвокату была выплачена назначенная им сумма вознаграждения в 20000 рублей, однако в
квитанции адвокат Ц. указал сумму в 100000 рублей, объяснив, что суд может присудить лишь часть
денежной суммы, и что, выдав квитанцию на такую сумму, он поступает в интересах клиентов.
Впоследствии от адвоката Ц. поступила претензия с требованием выплатить ему оставшиеся 80000
рублей.
Об обязанности предупреждать адвоката о датах судебных заседаний Ц. доверителей не
предупредил, иначе они настояли бы на получении адреса адвоката.
Адвокат сообщил, что и в исковом заявлении в суд указал требование возместить расходы на оплату
услуг представителя в размере 100000 рублей. Также пояснил, что доверители не извещали его о
времени и месте судебных заседаний, что намерен требовать от доверителей оплаты всей суммы в
100000 рублей, а также что не отказывается от исполнения принятых им по договору обязанности.
При рассмотрении дела было установлено, что договор на оказание юридической помощи с И.О. и
И.С. был заключен адвокатом Ц. в конце 2017 года. Ц. должен был представлять интересы доверителей
при рассмотрении гражданского дела в суде.
Уже сам текст договора был составлен с нарушениями п.4 ст.25 Закона, поскольку в нем
отсутствовали сведения о принадлежности адвоката Ц. к какому-либо адвокатскому образованию и,
соответственно, о месте (адресе) его нахождения, отсутствовали телефон, почтовый или электронный
адрес адвоката. В телефонном справочнике адвокатов также отсутствовал его телефон.
Это подтверждало позицию доверителей относительно того, что адвокат Ц. не сообщил им свои
контакты, а также и то, что доверители не были обременены обязанностью по договору на оказание
юридической помощи предупреждать адвоката о датах судебных заседаний. Такая обязанность
доверителей должна быть недвусмысленно сформулирована адвокатом при заключении договора.
Комиссия заметила, что надлежащее выполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем
предполагает не только оказание ему квалифицированной юридической помощи, но и
квалифицированное оформление договорных отношений с доверителем в соответствии с Законом.
Поскольку адвокат Ц. недобросовестно отнесся к этим своим обязанностям, Комиссия квалифицировала
его действия как нарушение требований п.1 ст.8 КПЭА.
Адвокат Ц., нарушая п.5 ст.8 КПЭА, также не обеспечил Адвокатскую палату Санкт-Петербурга
актуальной информацией о своем адресе, в том числе - электронном, для уведомлений и извещений.
Адвокат не явился на два судебных заседания, не уведомив доверителей о причинах неявки и об
уважительности этих причин, нарушив п.1 ст.8 КПЭА. Ссылка адвоката на то, что в один из дней он был
занят в других судебных процессах не была принята во внимание, поскольку он был обязан
заблаговременно уведомить о свой занятости как суд, так и доверителей.
Следствием недобросовестности адвоката Ц. явилось «уведомление» от доверителей о расторжении
договора на оказание юридической помощи с требованием возврата уплаченных адвокату 20000 рублей.
При заключении договора доверители фактически выплатили адвокату Ц. 20000 рублей, получив от
него квитанцию к приходному кассовому ордеру на сумму 100000 рублей Это подтверждалось и самим 
Совет пришел к тем же выводам и принял решение о прекращении статуса адвоката Ц.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/