#38

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 19 января 2017 года № 06/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: неявка адвоката; недобросовестность при исполнении поручения; рассмотрение в отсутствие адвоката;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката В.А.М.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 24.10.2016 г. по жалобе доверителя М.Ю.И. в отношении адвоката В.А.М.,

У С Т А Н О В И Л А:

24.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката В.А.М. по жалобе доверителя М.Ю.И. в котором указывается, что при осуществлении защиты заявителя, на основании соглашения, адвокат ненадлежащим образом исполнял свои обязанности, не согласовывал с заявителем позицию по делу, не заявил ряд необходимых ходатайств, не реагировал на неправомерные действия следователя, не явился в суд на продление содержания под стражей.
В жалобе заявитель указывает, что соглашение на защиту заявителя было заключено 03.03.2015 г. супругой заявителя. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 80 000 рублей. В период с 03.03.2015 г. по 01.09.2015 г. адвокат дважды посетил заявителя в СИЗО. Заявитель просил адвоката написать жалобу, ходатайство и возражения, но адвокат этого не сделал. Не возражал на нарушение следователем ст.ст. 100 и 217 УПК РФ. При выполнении требований ст. 217 УПК РФ, адвокат настаивал на подписании, хотя заявитель был с этим не согласен, указывал на многочисленные нарушения. Адвокат обещал, что напишет ходатайство о возвращении дела на доследование, но этого не сделал.
В жалобе ставится вопрос о принятии мер к адвокату и возврате вознаграждения.

Заявитель М.Ю.И. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что он действительно защищал заявителя на предварительном следствии, на основании соглашения, заключенного 03.03.2015 г. Свои обязанности выполнены в полном объёме, доводы жалобы надуманны, голословны и не подтверждаются доказательствами. Позиция защиты согласовывалась с заявителем, жалоб от него не поступало, что подтверждается отсутствием каких-либо его заявлений в протоколах следственных действий. Также адвокат отмечает, что соглашение действовало до 01.09.2015 г.
Адвокатом приложен к объяснениям акт выполненных работ от 12.09.2016 г. (не подписан ни адвокатом, ни заявителем).
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что он не смог найти соглашения с заявителем, поскольку два раза переезжал по другому адресу. Заявитель не конкретизирует обвинение, неясно в какое судебное заседание адвокат не являлся, только в Бабушкинский суд г. Москвы на продление меры пресечения адвокат ездил трижды. Объём проделанной работы подробно описан в акте выполненных работ. Когда адвокат вступил в дело, на заявителя уже были прямые показания, он показания не давал. Все ходатайства, которые составлялись, имеются в материалах дела. Акт заявитель потребовал только год спустя.
15.11.2016 г. комиссией дано заключение о наличии в действиях адвоката В.А.М. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.Ю.И
Решением Совета АПМО от 12/25-17 от 21.12.2016 г. материалы дисциплинарного производства возвращены в комиссию на новое рассмотрение, поскольку адвокатом были представлены письменные объяснения, материалы адвокатского производства и копии соглашений об оказании юридической помощи.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что он не сумел найти соглашение только после того, как переехал в другое помещение и распаковал коробки. Соглашение заключалось в интересах заявителя со С.О. Заявитель не конкретизирует обвинение, неясно в какое судебное заседание адвокат не являлся, только в Бабушкинский суд г. Москвы на продление меры пресечения адвокат ездил трижды. Объём проделанной работы подробно описан в акте выполненных работ. Когда адвокат вступил в дело, на заявителя уже были прямые показания, он показания не давал. Все ходатайства, которые составлялись, имеются в материалах дела. При исполнении требований ст. 217 УПК РФ, заявил ходатайство о допущенных нарушениях на трёх листах и заявитель его поддержал. В настоящее время дело возвращено Московским областным судом в порядке ст. 237 УПК РФ.
При повторном рассмотрении адвокатом представлены на обозрение комиссии материалы адвокатского производства, подтверждающие исполнение поручения по защите заявителя.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные материалы адвокатского производства и заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем М.Ю.И. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе. При этом комиссия отмечает, что часть доводов обвинения носят неконкретный характер. Как при первичном, так и при повторном рассмотрении жалобы, заявитель не конкретизировал, в какие именно судебные заседания при решении вопроса о мере пресечения адвокат не явился, какие именно заявления, ходатайства он должен был написать.
Напротив, материалы адвокатского производства указывают на надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей по защите заявителя.
Количество посещений доверителя, находящегося в учреждении исполнения наказания в виде лишения свободы, если иное не установлено в соглашении об оказании юридической помощи, адвокат определяет самостоятельно, сообразно необходимости согласования вопросов тактики защиты, выяснения дополнительных обстоятельств и пр. Комиссия полагает, что обязательным здесь в любом случае будет только первое посещение заявителя. Как следует из доводов жалобы, адвокат встречался с заявителем дважды.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката В.А.М. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.Ю.И.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive