#379

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 1 полугодие 2018 года (фрагмент № 15)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 30 июн. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Другое дисциплинарное производстве было возбуждено в отношении адвоката К. по представлению Начальника Главного управления Минюста РФ по Санкт-Петербургу, из которого следовало, что адвокат К. нарушил требования ст.21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»: вынес за пределы следственного изолятора заявления, написанные его подзащитным М.
Адвокат К. сообщил, что защищал М. на основании соглашения. Во время посещения своего подзащитного в СИЗО-6 адвокату от М. стало известно, что М. отправил заявление в адрес следователя, проводящего следственные действия, об объявлении сухой голодовки из-за несогласия с содержанием его под стражей. М. пояснил адвокату, что ему не удается подать на имя руководства СИЗО-6 заявления, в которых он указал бы на объявление сухой голодовки и оказание ему медицинской помощи, поскольку все написанные им заявления игнорируются руководством изолятора. Он также сообщил адвокату о том, что на него оказывается давление со стороны администрации и сотрудников СИЗО-6, со стороны заключенных, содержащихся с ним в одной камере, с целью принуждения его к приему пищи и воды.
Зная, что сухая голодовка может привести к летальному исходу на 7-9 день, и с целью сохранения здоровья и жизни своего подзащитного адвокат принял решение поставить в известность о происходящем руководство СИЗО-6. Во время встречи адвокат получил от М. два заявления на имя руководства следственного изолятора, которые в тот же день, не вынося за пределы СИЗО-6, приобщил к своему заявлению, переданному в спецчасть учреждения. Почему датой принятия заявления явился следующий день, адвокату не известно. Адвокат также сообщил, что других заявлений он от своего подзащитного не получал и, соответственно, не выносил за пределы СИЗО-6.
При последующем посещении М. в СИЗО-6 адвокат узнал от своего подзащитного, что его вынудили написать ложное заявление о том, что он якобы передал адвокату заявление в СК РФ, чтобы адвокат вынес его за пределы СИЗО-6 и отправил адресату. Написание такого заявления было условием для перевода М. в больницу для оказания ему медицинской помощи.
Комиссией также было установлено, что на копии заявления адвоката значится иная дата приема документа – та, на которой настаивал адвокат.
Таким образом, у Комиссии не было оснований для вывода о том, что указанные заявления М. были незаконно вынесены адвокатом К. за территорию СИЗО-6, поэтому Комиссия пришла к выводу, что производство в отношении адвоката К. должно быть прекращено вследствие отсутствия в его действиях нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА, с чем согласился Совет.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/