#372

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 1 полугодие 2018 года (фрагмент № 8)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.6; КПЭА ст.9 п.1 подп.2;
Тема: защита по назначению; адвокатская тайна;
Дата: 30 июн. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Жалоба была направлена доверителем адвоката Г., содержащимся под стражей.
В ходе рассмотрения дела Комиссия установила, что в июле 2017 года адвокат Г. по назначению приняла участие в допросе подзащитного С. в качестве подозреваемого в отделе полиции.
Позднее в предварительном судебном заседании у мирового судьи адвокат Г. дала суду согласие на допрос в качестве свидетеля «в рамках статуса» адвоката и дала показания об обстоятельствах, ставших ей известными при оказании в июле 2017 года юридической помощи подзащитному С. Она подробно описала процедуру его допроса, в то время как доверитель оспаривал законность как самого допроса, так и соблюдение процедуры, установленной процессуальным законом, в том числе, участие в нем адвоката. Г. еще до допроса обвиняемого С. в суде о признании или непризнании им вины в совершении преступления также сообщила, что С. во время допроса дал признательные показания.
Оценивая данные обстоятельства, Комиссия руководствовалась положением п.2 ст.8 Закона об адвокатуре, согласно которому «адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием», а также п.6 ст.6 КПЭА, в соответствии с которым: «адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей».
Вместе с тем, согласно определению Конституционного Суда РФ по заявлению Цицкишвили Г.В. от 06.03.2003 № 108, адвокат может быть допрошен судом по процессуальным вопросам по просьбе его доверителя при обязательном принятии решения о явке на допрос самого адвоката. КС РФ указал, что «освобождая адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения п.2 ч.3 ст.56 УПК РФ вместе с тем не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений».
Такой допрос адвоката судом возможен только в целях обеспечения интересов доверителя, в том числе бывшего.
Показания адвоката Г., дезавуирующие позицию доверителя, недопустимы, поскольку противоречат требованиям подп.2 п.1 ст.9 КПЭА: «адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя…».
Совет согласился с выводами Комиссии, и адвокату Г. было объявлено предупреждение с исключением ее из базового списка адвокатов, осуществляющих защиту в порядке ст.51 УПК РФ на 3 месяца.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/