#371

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 1 полугодие 2018 года (фрагмент № 7)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.4 подп.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.15 п.6;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 30 июн. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Аналогично, без каких-либо оснований, другой адвокат – Д. – приехал в следственное управление, предъявил следователю ордер на защиту Г. и на этом основании ознакомился с материалами уголовного дела. Этому предшествовало обращение Г. к адвокату Д. за юридической помощью, но при этом соглашение в письменной форме между ними не заключалось. Более того, Г. в жалобе ссылался на то, что после упомянутого совместного ознакомления с делом он не смог выйти на связь с адвокатом, так как тот не отвечал на телефонные звонки, вынудив Г. заключить соглашение на защиту с другим адвокатом.
В жалобе Г. изложил мнение о том, что с самого начала адвокат действовал недобросовестно: все встречи состоялись вне консультации – на заправке, около дома. Деньги адвокату передавались то во время поездки к следователю, то около дома. Никаких квитанций адвокат не выдавал, письменное соглашение не заключалось.
В перечисленных действиях адвоката Д. Комиссия выявила нарушения п.п.1 и 2 ст.25 Закона об адвокатуре и подп.2.1 «Методических рекомендаций о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам», утвержденных Советом ФПА РФ 10.12.2004, а также п.6 ст.15 КПЭА.
Комиссия заключила, что приняв на себя обязательства перед доверителем и предъявив ордер следователю, адвокат Д. фактически принял на себя защиту Г. В дальнейшем адвокат от участия в деле самоустранился: на связь с доверителем не выходил, движением дела не интересовался, что вынудило Г. обратиться за помощью к другому адвокату. То есть, адвокат Д. отказался от принятой на себя защиты, нарушив положения подп.6 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре.
Адвокат Д. подтвердил Совету, что выписал ордер, не имея соглашения, при этом встречался с доверителем около пяти раз, неоднократно разговаривал с ним по телефону и от встреч с ним не уклонялся. Д. также сообщил, что Г. требовал от него предоставления гарантий по делу, а также что плохо понимает русский язык, работал с переводчиком, потому не все понимал. Адвокат также настаивал, что в указанный день он не участвовал в следственных действиях.
Адвокат Д., прибыв к следователю для ознакомления с материалами уголовного дела и предъявив ордер, не заключил с доверителем соглашение в письменной форме. Не имея такового соглашения и поручения в порядке назначения, адвокат не имел оснований заполнять ордер и предъявлять его следователю. Более того, приняв на себя обязательства перед доверителем и предъявив ордер следователю, то есть фактически приняв на себя защиту Г., но в дальнейшем от участия в деле самоустранившись, адвокат Д. нарушил требования подп.6 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым «адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты».
Адвокату Д. было объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/