#37

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 19 января 2017 года № 01/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: адвокатская тайна; уголовное производство; адвокат дал объяснения;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 25.08.2016 г. по жалобам доверителей М.А.В., М.Т.А., С.С.Е. в отношении адвоката А.Г.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

В распоряжении о возбуждении дисциплинарного производства от 25.08.2016 г. указывается, что М.А.В. 14.10.2015 г. заключил с адвокатом А.Г.В. соглашение на защиту интересов дочери и зятя заявителя – М.Т.А. и С.С.Е. по уголовному делу. Адвокат ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по соглашению, до судебного заседания отказалась от защиты М.Т.А. и С.С.Е.
В частности, в жалобе М.А.В. сообщает, что в соглашении была указана только одна денежная сумма – 70 000 рублей, ни о каких 150 000 рублей в соглашении не говорилось. Впоследствии адвокат заявила, что необходимо оплачивать 150 000 рублей каждому из адвокатов ежемесячно, 30 000 рублей за посещение СИЗО и 30 000 рублей на накладные расходы, без какого-либо документарного подтверждения и по 1 000 000 рублей каждому из адвокатов если суд определит М.Т.А. меру пресечения в виде домашнего ареста. Заявитель посмотрел соглашения и увидел там вписанные суммы (150 000 и 15 000 рублей), которых ранее там не было. Адвокат стала требовать оплаты, покинула здание суда до начала судебного заседания, унесла подлинные документы и копии, которые должны быть переданы в суд при рассмотрении вопроса о мере пресечения. Впоследствии М.Т.А.и С.С.Е. отказались от услуг адвоката. В настоящее время в суде рассматривается иск о взыскании денежных средств с заявителя.
29.07.2016 г. в адвокатскую палату Московской области поступило дополнение к жалобе М.А.В., в которой он указывает на ненадлежащее исполнение адвокатом профессиональных обязанностей, действия вопреки интересам доверителя, раскрытие сведений, составляющих адвокатскую тайну, а именно: адвокат передала органам следствия переписку между М.Т.А. и С.С.Е., а также фотографию М.Т.А. в П. суде г. Москвы. Это позволило оказывать давление на М.Т.А. и С.С.Е. с целью подписания протокола ознакомления с материалами дела. Адвокат в здании Пресненского суда г. Москвы высказывала в адрес М.Т.А. и С.С.Е. различные оскорбления.
Обстоятельства передачи органам следствия переписки и фотографии также излагаются в жалобах М.Т.А. и С.С.Е.
К жалобе приложены следующие документы:

  • протокола судебного заседания К.суда г. Москвы от 10.11.2015 г. о продлении срока содержания под стражей С.С.Е. (участвовали другие адвокаты);
  • жалоб М.Т.А. и С.С.Е. (последняя без отметки спецчасти);
  • письма заявителя заведующему МЦФ МОКА, в котором содержатся сведения аналогичные изложенным в жалобе, с просьбой о расторжении соглашения с адвокатом с 10.11.2015 г.

13.09.2016 г. заявителем представлены дополнения к жалобе, в которых он сообщает, что адвокат неправомерно включила в соглашение об оказании юридической помощи условие о «гонораре успеха», в частности договор № 782/15 от 14.10.2015 г. содержит п. 3.5., согласно которому заявитель обязуется выплатить адвокату вознаграждение в размере 10% определяемых пропорционально цене иска или удовлетворённых исковых требования, а п. 1.3. дополнения к этому договору содержит условие о взыскании 1 000 000 рублей за изменение меры пресечения. Договор № 788/15 от 14.10.2015 г. содержит аналогичное условие. Кроме того, 08.09.2016 г. в судебном заседании Пресненского суда г. Москвы адвокат разгласила сведения, составляющие адвокатскую тайну.
К дополнениям к жалобе заявителем приложены копии: доверенности его представителя Т.Я.Ю.; возражения на исковые требования адвокатов А.Г.В. и Ш.А.Ф.; заочного решения П. районного суда г. Москвы от 16.03.2016 г.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых сообщается, что 14.10.2015 г. она и адвокат Ш.А.Ф. заключили с заявителем соглашения на защиту М.Т.А. и С.С.Е. В результате действий адвокатов 15.10.2015 г. М.Т.А. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, С.С.Е. был заключён под стражу. 10.11.2015 г. адвокаты явились в суд и там от следователя узнали, что подзащитные от их услуг отказались и их защиту осуществляют другие адвокаты. Заявитель ничего им объяснить не мог, только сказал, что претензий к адвокатам у него нет, а задолженность по вознаграждению он обязуется погасить. Впоследствии адвокаты обратились в суд с иском о взыскании денежных средств с заявителя. Адвокат полагает, что жалоба вызвана нежеланием заявителя выплачивать отработанный гонорар, а её доводы являются надуманными.
К письменным объяснениям адвоката приложены: акт о выполненных работах по договору от 25.11.2015 г. с подробным описанием поделанной работы (заявителем не подписан); справки УВД ЮВАО г. Москвы о следственных действиях, проведённых с участием адвоката и датах их проведения; смс-переписка адвоката и заявителя, в которой адвокат сообщает о необходимости погашения задолженности; заявлений М.Т.А. и С.С.Е.
09.09.2016 г. в АПМО поступило заявление адвоката, в котором она сообщает, что в настоящее время в суде рассматривается иск заявителя, доводы которого аналогичны доводам жалобы, и встречный иск адвоката, в связи с чем адвокат просит отложить рассмотрение дисциплинарного производства до вступления решения суда в законную силу.

11.10.2016 г. Заявитель и его представитель на вопросы членов комиссии пояснили, что подлинные соглашения об оказании юридической помощи находятся в суде. В настоящее время суд предложил представить справку о возможности проведения экспертизы давности исполнения текста.
В заседании комиссии адвокат пояснила, что все соглашения находятся на экспертизе, копий у неё нет. В суде заявитель не отказывался, что сумма вознаграждения была вписана при заключении соглашения. Дополнительным соглашением был изменен размер вознаграждения, когда было установлено, что М.Т.А. и С.С.Е. вменяется 300 эпизодов, квалифицируемых по ч. 4 ст. 159 УК РФ.
Заместителем председателя комиссии, с учётом невозможности представления соглашений об оказании юридической помощи и назначения экспертизы квалификационной комиссией, предложено сторонам рассмотреть вопрос об отложении рассмотрения дисциплинарного производства до вступления решения суда в законную силу. Стороны согласились с приостановлением рассмотрения дисциплинарного производства на указанный срок.
За время отложения дисциплинарного производства комиссии представлены копии следующих документов:

  • определения Пресненского районного суда г. Москвы от 05.10.2016 г. о назначении почерковедческой экспертизы по гражданскому делу по иску А.Г.В. и Ш.А.Ф. к М.А.В. о взыскании денежных средств и встречному иску о признании сделок недействительными в части;
  • первого листа договора об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 782/15, заключенного в интересах С. С.Е. (защита на предварительном следствии);
  • первого листа договора об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 788/15, заключённого в интересах М. Т.А. (защита на предварительном следствии);
  • первого листа договора об оказании юридической помощи от 17.10.2015 г. № 833/15, заключенного в интересах С.С.Е. (защита по жалобе на избранную меру пресечения);
  • договора об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 782/15, заключённого в интересах М.Т.А. (защита на предварительном следствии, определено вознаграждение за посещение в ИВС, подготовку жалоб и участие в суде по вопросу меры пресечения);
  • договора об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 788/15, заключённого в интересах С.С.Е. (защита на предварительном следствии, определено вознаграждение за посещение в ИВС, подготовку жалоб и участие в суде по вопросу меры пресечения).

До настоящего времени сторонами копия решения суда не представлена по гражданскому делу по иску А.Г.В. и Ш.А.Ф. к М.А.В. о взыскании денежных средств и встречному иску о признании сделок недействительными в части. Вместе с тем, комиссия считает необходимым, с учётом требований п. 5 ст. 18, п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката, рассмотреть жалобу заявителя по имеющимся в деле материалам.
Адвокат А.Г.В. и заявители М.А.В., М.Т.А., С.С.Е. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы, письменных объяснений и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Стороны рассматриваемого дисциплинарного производства не отрицают, что адвокат осуществляла защиту родственников заявителя (М.Т.А. и С.С.Е.) по уголовному делу. Поручение не было исполнено в полном объёме ввиду отказа подзащитных от адвоката. Адвокатом был составлен акт выполненных работ, с указанием задолженности заявителя. Вместе с тем, заявитель утверждает, что адвокатом в соглашение были внесены дополнения в части увеличения размера вознаграждения, которые они ранее не оговаривали. Также заявитель указывает на ненадлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей по защите.
В силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.
По обвинению адвоката в ненадлежащем качестве оказываемой юридической помощи, комиссия указывает, что если жалоба поступает от доверителя – стороны по соглашению, которому юридическая помощь не оказывалась, то претензии по качеству оказания такой помощи может предъявлять только доверитель, в интересах которого было заключено соглашение и которому оказывалась юридическая помощь по такому соглашению. Поэтому обвинения в ненадлежащем качестве оказываемой юридической помощи могут выдвигать только доверители М.Т.А. и С.С.Е.
В жалобах М..А. и Сл.С.Е. в качестве нарушений, допущенных адвокатом указано, что А.Г.В. передала органам следствия переписку между М.Т.А. и С.С.Е., а также фотографию М.Т.А. в Пресненском суде г. Москвы.
По указанным обвинениям комиссия, прежде всего, отмечает, что аналогичные обвинения выдвинуты в отношении адвоката Ш.А.Ф. Заявители не конкретизируют кем именно из адвокатов А.Г.В. или Ш.А.Ф. передавалась некая переписка и фотография, когда и при каких обстоятельствах происходили эти события. Конкретность обвинения является общеправовым принципом, позволяющим лицу, в отношении которого выдвинуто обвинение, наиболее полно реализовать своё право на защиту. Поэтому при указанных обстоятельствах дисциплинарный орган обязан трактовать все неустранимые сомнения в пользу адвоката.
Кроме того, как в отношении обвинений, выдвинутых М.Т.А., С.С.Е., так и в отношении обвинений, содержащихся в жалобе М. А.В., и в частности обвинения во внесении адвокатом неоговоренных изменений в отношении размера и порядка выплаты вознаграждения, комиссия указывает, что дисциплинарные органы при рассмотрении жалоб в отношении адвоката последовательно исходят из презумпции добросовестности адвоката (п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката), обязанность опровержения которой возлагается на заявителя.

До настоящего времени заявителями не представлено доказательств, подтверждающих доводы жалобы. Комиссия считает, что презумпция добросовестности адвоката заявителем не опровергнута.
В отношении довода жалобы о включении адвокатом гонорара успеха, комиссией установлено, что договор об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 782/15, заключённого в интересах М.Т.А. и договор об оказании юридической помощи от 14.10.2015 г. № 788/15, заключённого в интересах С.С.Е. выполнены на типовом бланке, который применяется адвокатом при заключении соглашения не только по уголовным, но и по гражданским делам. В указанных договорах имеется пункт о гонораре успеха, но также сделана оговорка «по неимущественным спорам», что не позволяет относить его к защите по уголовным делам.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката А.Г.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителями М.А.В., М.Т.А., С.С.Е.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive