#363

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2017 год (фрагмент № 16)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат И. по заявке следователя ГСУ СК РФ по СПб прибыл в следственный изолятор № 1 для
осуществления защиты в порядке ст.50, 51 УПК РФ обвиняемого Г. Несмотря на заявленный последним
отказ от его помощи, поскольку в уголовном деле его защиту осуществляет адвокат по соглашению У.,
адвокат И. принял участие в следственных действиях и в последующие несколько дней продолжил
работу по делу в порядке ст.51 УПК РФ, несмотря на волеизъявление обвиняемого. При этом адвокат
И. довольствовался лишь устными разъяснениями следователя о причинах отсутствия адвоката по
соглашению, не потребовал предоставления ему доказательств злоупотребления процессуальными
правами адвокатом по соглашению.
Адвокат И. описал ситуацию с его назначением в дело так: он прибыл в СИЗО1
по заявке ГСУ СК РФ
по СПб согласно графику дежурств адвокатов для осуществления защиты по назначению Г. в уголовном
деле. Заявка была оформлена в электронном виде и зарегистрирована надлежащим образом. В
указанный день он общался с Г. конфиденциально без ограничения во времени, разъяснил
подзащитному особенности участия адвоката по назначению и правовые последствия этого участия. С
участием И. обвиняемому Г. в полном объеме было предъявлено обвинение.
По окончании следственных действий обвиняемый Г. подал на имя следователя ходатайство об
отказе от помощи адвоката по назначению органов следствия, которое было поддержано адвокатом И.
Данное ходатайство постановлением следователя было оставлено без удовлетворения с
одновременным указанием, что до завершения предварительного следствия следует обеспечить на
постоянной основе участие адвоката в порядке ст.51 УПК РФ, не ущемляя при этом прав адвоката по
соглашению У. Свое решение следователь обосновал тем, что со стороны адвоката У. по указанному
делу ранее имел место «систематический срыв следственных и процессуальных действий».
Таким образом, с участием адвоката И. были выполнены требования ст. 217 УПК РФ.
СанктПетербургский?
городской суд при решении вопроса о продлении срока содержания под
стражей Г. рассмотрел также и ходатайство последнего об отказе от помощи защитника по назначению.
Указанное ходатайство было поддержано адвокатом И., однако суд отказал в его удовлетворении,
постановив: «участие в уголовном судопроизводстве при изложенных обстоятельствах наряду с
защитником по соглашению и адвоката по назначению и проведение с его участием следственных
действий не противоречит требованиям уголовнопроцессуального
закона, положениям ст.ст. 50, 51 УПК
РФ и не нарушает права обвиняемого на защиту. При этом в силу ст. 52 УПК РФ отказ обвиняемого не
обязателен для следователя и суда».
Комиссия отметила, что обвиняемый при производстве всех следственных действий категорически и
последовательно отказывался от юридической помощи адвоката И., тем не менее, адвокат по
назначению продолжал осуществление защиты против воли обвиняемого. Между тем с учетом правовой
позиции Конституционного Суда РФ привлечение к участию в деле адвоката по назначению возможно
лишь в тех случаях, когда установлен факт недобросовестного использования защитником по
соглашению своих процессуальных прав. Лишь в этом случае следователь вправе оставить без
удовлетворения заявление обвиняемого об отказе от услуг защитника по назначению.
Кроме того, действия адвоката И., по заключению Комиссии, противоречат требованиям Закона об
адвокатуре и Решению ФПА РФ от 27.09.2013 года, которым запрещено участие адвокатов по
назначению в делах, где принимает участие адвокат по соглашению. ФПА разъяснила, что адвокат в
соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против
воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в
процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем.
Адвокат И. активно отстаивал свою позицию в ходе дисциплинарного производства, пояснил, что не
согласен с заключением Квалификационной комиссии и привел свою аргументацию.
Дело разрешалось не в одном заседании Совета. После заслушивания адвоката У.,
осуществляющего защиту Г. по соглашению, и защитника И., заседание было отложено для проведения
дополнительного исследования материалов дисциплинарного производства.
На следующем заседании Совет признал правомерность действий адвоката И. по следующим
основаниям.
Обвиняемый Г. был уведомлен о предъявлении ему обвинения за несколько дней,
одновременно ему разъяснено право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об
обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном статьей 50 УПК РФ.
Адвокат У., в отношении которого постановление следователя о его отводе было
отменено, осуществлял защиту Г. по соглашению, и с момента отмены постановления он и его
подзащитный не были ограничены в правах и возможности конфиденциальных свиданий.
Однако, перед проведением следственных действий адвокат У. заявил письменное ходатайство об их
отложении для обеспечения ему конфиденциальной встречи с Г., которое было удовлетворено
следователем. Адвокат У. был уведомлен о проведении следственных действий на другую дату, но в
назначенный день в помещение СИЗО1
не явился, о причинах неявки не сообщил, телефон
адвоката не отвечал, в связи с чем следователем было вынесено постановление о привлечении для
участия в уголовном деле адвоката по назначению согласно графику дежурств адвокатов, «поскольку
срыв следственных и процессуальных действий по уголовному делу со стороны адвоката У. имеет
систематический характер…».
Ходатайство адвоката У. об отложении следственных действий с приложением больничного листа
поступило следователю только на следующий день.
Адвокат И., будучи дежурным адвокатом, принял заявку на участие в уголовном судопроизводстве по
назначению в отношении Г. и совершил действия, изложенные ранее, которые Советом признаны
правомерными.
Совет заключил, что решение Комиссии принято без учета Постановления Пленума Верховного Суда
РФ №29 от 30.06.2015 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на
защиту в уголовном судопроизводстве», в котором указано, что суд может не признать право
обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное
ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно
недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников
процесса, поскольку в силу требований части 3 статьи 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод
человека не должно нарушать права и свободы других лиц.
Аналогичную правовую позицию занимает и Конституционный Суд РФ.
Ссылка в Заключении Квалификационной комиссии АП СПб от 13.04.2017 на Решение Федеральной
палаты адвокатов РФ от 27.09.2013 не может быть признана обоснованной, поскольку в этом Решении не
рассматриваются случаи привлечения к осуществлению защиты наряду с защитником по соглашению
адвоката по назначению в связи с недобросовестным использованием защитником по соглашению своих
процессуальных прав.
Дисциплинарное производство в отношении адвоката И. Советом прекращено вследствие отсутствия
в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и
адвокатуре и (или) Кодекса вопреки заключению Комиссии, так как фактические обстоятельства
Комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в правовой оценке деяния адвоката.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/