#358

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2017 год (фрагмент № 11)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: защита по назначению; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Другой адвокат – С. – напротив, обоснованно отказалась от защиты. Поводом для возбуждения
дисциплинарного производства в отношении нее послужило обращение судьи Санкт-Петербургского
городского суда с выводом о том, что адвокат С. халатно относится к исполнению своего
профессионального долга и нарушает требования ч.7 ст.49, ч.2 ст.52, ч.1 ст.258 УПК РФ, и просьбой
оказать на адвоката дисциплинарное воздействие.
Компетентные органы Адвокатской палаты с выводами суда не согласились. Было установлено, что в
производстве СанктПетербургского?
городского суда находится уголовное дело в отношении Б. и других
(всего 19 подсудимых), обвиняемых в совершении ряда преступлений. Дело рассматривается с участием
присяжных заседателей. Защиту подсудимого Б. осуществляет адвокат Г., который накануне судебного
заседания известил суд о наличии у него больничного листа. Поскольку должен был рассматриваться
вопрос о продлении срока содержания подсудимых под стражей, для защиты подсудимого Б. в порядке
ст.51 УПК РФ была вызвана адвокат С., но в назначенный день в судебное заседание явился адвокат Г.,
пояснивший суду, что в настоящем деле у него нет больничного листа. Адвокат С. после общения с
подсудимым Б. отказалась участвовать в процессе и покинула зал суда, сославшись на то, что она не
ознакомлена с материалами многотомного дела, а также ввиду того, что явился адвокат Г., с которым
у подсудимого заключено соглашение на защиту.
Подсудимый Б. заявил, что категорически отказывается от адвоката С., поскольку в судебное
заседание явился адвокат Г., с которым у него заключено соглашение на защиту.
Оценивая данную ситуацию, Комиссия пришла к выводу, что заявления адвоката Г. и подсудимого Б.
о наличии между ними соглашения на защиту в данном уголовном деле, не поставленные судом под
сомнение в судебном заседании, были достаточным основанием для адвоката С., чтобы воспринимать
это обстоятельство как неоспоримое. В соответствии с позицией, занятой Советом ФПА РФ в его
решении № 1 от 27.09.2013: «Адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе
принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в качестве
защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по
соглашению». Поэтому Комиссия считает, что адвокат С. действовала в соответствии с требованиями п.6
ст.15 Кодекса: Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной
палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.
Кроме того, Комиссия сослалась на Определение Конституционного Суда РФ № 48800
от
21.10.2008, в котором указывается, что «…ч.2 ст.52 УПК РФ, находящаяся в нормативном единстве с ч.1
той же статьи и статьей 51 данного Кодекса и предусматривающая, что отказ от защитника не обязателен
для дознавателя, следователя, прокурора и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего
ходатайства в каждом конкретном случае следует установить, является ли волеизъявление лица
свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим
вред его законным интересам. Таким образом, данная норма направлена не на ограничение, а на
защиту прав обвиняемого, а потому не предполагает возможность навязывать обвиняемому конкретного
защитника, от которого тот отказывается».
Совет согласился с выводами Комиссии, и производство в отношении адвоката С. было прекращено.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/