#356

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2017 год (фрагмент № 9)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.1 подп.2;
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат О. тоже не остался без жалобы. В отношении него в Палату поступило представление
начальника ГУ Министерства юстиции РФ по СанктПетербургу?.
В ходе разбирательства было установлено, что за несколько дней до указанных выше событий Ф. в
рамках производства предварительного следствия вручено постановление о привлечении его в качестве
обвиняемого объемом 353 страницы и, по словам адвоката О., без ознакомления с этим документом
предлагалось дать показания по существу. Следователем отказано адвокату и Ф. в предоставлении
времени для ознакомления документом, а следующее следственное действие – через три дня. В
назначенный день адвокат О. явился к 09:30 в здание ГСУ и сообщил следователю М. о срочной
госпитализации Ф. в инфекционную больницу, следователь письменно предложил адвокату провести
следственные действия в больнице в 11:30 того же дня, а адвокат письменно отказался от явки.
Подробности уже изложены ранее.
Затем следователь письменно уведомил адвоката О. о необходимости его явки для проведения
следственных действий с Ф. в этот же день, но уже в 16:00 и в здание ГСУ ГУ МВД РФ. Адвокат вновь
отказался принять участие в этих следственных действиях по приведенным им ранее причинам.
После этого следователь М. вновь письменно уведомил адвоката О., продолжавшего находиться в
здании ГСУ ГУ МВД, сначала о необходимости его явки на следующий день в 12:00 в больницу им. С.П.
Боткина, затем другим уведомлением о явке адвоката в больницу через день в 12:00, а затем новым
уведомлением о необходимости явки адвоката для производства следственных действий с Ф. в те же
дни, но уже в ГСУ ГУ МВД РФ.
Получив указанные уведомления, адвокат О. отказался от явки по изложенным ранее мотивам и
указал также на то, что два из намеченных дней являются общевыходными днями, а необходимость
проведения неотложных следственных действий отсутствует.
Не согласившись с доводами адвоката, следователь своим постановлением в удовлетворении
ходатайства о переносе следственных действий адвокату отказал. Это постановление было вручено
адвокату О. в тот же день в 12:00. А затем последовали шаги по привлечению к участию в следственных
действиях с Ф. адвоката по назначению и направление следователем информационного письма в ГУ
МЮ РФ по СПб с обвинениями в адрес адвоката О. в отказе от защиты.
Комиссия и Совет встали на сторону адвоката.
В частности, отказ адвоката О. от проведения следственных действий в условиях инфекционного
отделения Клинической инфекционной больницы им. С.П. Боткина, был
признан заслуживающим внимания, поскольку:
– в соответствии с п. 11.1 действующего приказа Минздрава СССР от 04.08.1983 № 916 (в редакции
21.03.2014) «Об утверждении инструкции по санитарнопротивоэпидемическому
режиму и охране труда
персонала инфекционных больниц (отделений)» посещения больных родственниками или знакомыми в
инфекционных стационарах запрещены;
– по данным СанктПетербургского?
сайта «Доктор Питер» (23.04.2013) только в 2012 в городе
зарегистрировано 178 внутрибольничных случая заражения острыми кишечными инфекциями, в том
числе, среди посетителей больниц;
– на момент вручения следователем уведомлений о проведении следственных действий с Ф.
адвокату не было представлено медицинских справок о возможности проведения с Ф. следственных
действий;
– справка из приемного отделения Боткинской больницы указывала на то, что Ф. находится «в
состоянии средней тяжести», что подтверждает опасение адвоката за здоровье подзащитного;
– достоверность вывода медицинской справки о том, что «проводить следственные действия можно»,
вызывает сомнения, поскольку должность лица, подписавшего справку, выполнена, как и вся
справка, рукописно и разобрать ее невозможно.
Таким образом, адвокат О. имел все основания для отказа от участия в следственных действиях в
условиях инфекционного отделения больницы в связи с опасением как за здоровье доверителя, так и за
свое здоровье.
Комиссия также отметила, что следователем одномоментно (в течение полутора часов) и отнюдь не
заблаговременно вручено адвокату пять уведомлений о проведении следственных действий на
различные даты и время в различных помещениях. А из представленной Комиссии копии уведомления
следует, что следователем М. на этот же день для проведения следственных действий вызвано
кроме адвоката О. еще девять адвокатов.
Были также не приняты в качестве доказательства надлежащего извещения адвоката ссылки на
направленные ему СМСсообщения.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от
09.02.2012 № 3 извещение адвоката о следственных действия и судебных заседаниях с помощью СМСсообщений
возможно лишь с согласия адвоката, которого в данном случае он не давал. Верховный Суд
РФ в Постановлении № 3 разъяснил, что факт согласия на получение извещения в виде СМСсообщения
подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства указывается
номер мобильного телефона, на который направляется это сообщение.
Указанные обстоятельства, по мнению Комиссии, свидетельствуют либо о неумении следователя
организовать прозрачную процедуру расследования, либо о его желании поставить адвоката в заведомо
тупиковую ситуацию с тем, чтобы переложить на него вину за «волокиту» и даже обвинить в отказе от
защиты.
Спустя четыре дня адвокат О. возобновил защиту Ф. после выписки последнего из больницы. У
самого Ф. претензий к работе адвоката не было, более того, он полагал, что адвокат О. неугоден
следствию, поскольку защищает права доверителя, обжалует незаконные действия следователя.
Дисциплинарное производство в отношении адвоката О. было
прекращено Советом за отсутствием в его действиях нарушений норм законодательства об адвокатской
деятельности и адвокатуре и Кодекса.

http://www.apspb.ru/forLawyers/dp/