#353

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2017 год (фрагмент № 6)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: соглашение адвоката с доверителем; подготовка дела к судебному разбирательству; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат Д. в ноябре 2016 года заключил соглашение с Б. на оказание последнему юридической
помощи путем представления его интересов в Выборгском городском суде Ленинградской области по
иску к Ф. по оспариванию результатов межевания ее земельного участка.
Доверитель уплатил адвокату 30000 рублей и оформил на него доверенность.
Исковое заявление было подано адвокатом в суд в январе 2017 года, а февральским определением
судьи оставлено без движения, поскольку подано в суд «без соблюдения требований, установленных
ст.ст.131, 132 ГПК РФ, а именно, не приложены документы, позволяющие идентифицировать спорный
земельный участок (местоположение участка, геодезические координаты его границ, сведения о его
формировании, сведения о постановке земельного участка на кадастровый учет), документы,
подтверждающие нахождение забора на земельном участке истца». Для устранения недостатков истцу
был предоставлен срок до конца февраля 2017 г.
Определением суда от 01.03.2017 исковое заявление возвращено заявителю со всеми
приложенными к нему документами в связи с неустранением недостатков в установленный судом срок. В
апреле 2017 года соглашение расторгнуто по инициативе доверителя как неисполненное адвокатом.
Комиссия пришла к выводу, что на подготовку искового заявления, наполовину состоящего из цитат
из нормативных документов, и подачу его в суд адвокату Д. потребовалось более двух месяцев, что
является явно избыточным, несвоевременным, и вызвало у доверителя убеждение в бездеятельности
адвоката. Ссылка адвоката на то, что задержка с подачей искового заявления вызвана отказом
канцелярии суда в его принятии, своего подтверждения не нашла.
Адвокатом Д. не было представлено какихлибо
доказательств подготовительной работы (ведение
переговоров, истребование документов и т.п.), проведенной им с момента заключения соглашения до
подачи искового заявления в суд.
По мнению Комиссии, одним из признаков квалифицированной работы адвоката по сложным делам,
к которым относятся земельные споры, является составление понятного для доверителя по содержанию
соглашения, предусматривающего не только указание на его предмет, но и на конкретные действия
адвоката во временных рамках, необходимые для выполнения поручения. В соглашении об оказании юридической помощи такая детализация отсутствовала. Это привело к тому, что доверитель не без
оснований воспринял поведение адвоката как уклонение от выполнения условий соглашения.
Адвокат Д. был обязан (наряду с доверителем) отслеживать движение поданного им в суд искового
заявления, принимать меры по устранению препятствий к его рассмотрению. Однако, проявив
недобросовестность, он этого не сделал и узнал об оставлении искового заявления «без движения» из
СМСсообщения
суда, но и после получения этой информации адвокат Д. не предпринял шагов по
исправлению недостатков заявления, не оповестил об этом доверителя. Ссылку адвоката на болезнь,
препятствовавшую ему исправить недостатки искового заявления, Комиссия посчитала неубедительной,
поскольку листок нетрудоспособности показывал, что после излечения адвокат мог приступить к
работе до окончания срока для исправления недостатков искового заявления, но заявление о продлении
этого срока адвокат подал в суд, лишь когда срок уже истек.
Совет объявил адвокату Д. замечание.