#341

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 7)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.3 подп.1;
Статья КПЭА:
Тема: защита по назначению; уголовное производство;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В поступившем в АПМО представлении У МЮ РФ по МО сообщается, что в ходе осуществления защиты З. адвокат А. представил протокол опроса В. Допрошенная в качестве свидетеля, В. пояснила, что адвокат совместно с матерью подзащитного склонили её к подписанию протокола опроса, в котором содержались сведения, не соответствующие действительности.

В письменных объяснениях адвокат А пояснил, что обвинения З. основываются только на показаниях потерпевшего. Версию подзащитного следствие проверять не собиралось, защитнику неоднократно говорили, что он осуществляет защиту в порядке ст. 51 УПК РФ и проявляет излишнюю активность. Протокол опроса В. был составлен адвокатом с её согласия. После составления протокола В. его прочитала и подписала. Адвокат передал протокол допроса следователю, в течении нескольких месяцев следователь бездействовал, адвокат подавал жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ. Впоследствии следователь уведомила, что В. не подтвердила свои показания, а руководством ОВД принято решение о выделении в отдельное производство материалов в отношении адвоката по обвинению по ст. 285, ст. 286, ст. 292, ст. 294, ст. 303, ст. 309 УК РФ. Действия следователя по выделению в отдельное производство материалов в отношении адвоката было обжаловано в суд, действия следователя были признаны противоречащими закону. 17.04.2019 г. адвокат обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Рассмотрев доводы представления и письменных объяснений, изучив представленные документы, Комиссия пришла к следующим выводам.

Проведение адвокатом опроса лица с его согласия является одной из форм реализации статусных прав адвоката при защите доверителя. Данное право, как и другие статусные права, закреплённые в п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» может применяться при оказании любых видов юридической помощи, без каких- либо ограничений. Относительно защиты по уголовным делам право адвоката на проведение опроса лиц с их согласия закреплено в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Порядок составления протокола опроса лица с его согласия законодательно не урегулирован. Отсутствие у данного документа официального статуса создаёт его определённую уязвимость, даже при условии, что протокол будет сопровождаться аудио- и (или) видеозаписью самого опроса.

В рассматриваемой ситуации, 28.09.2018 г. адвокат составил акт опроса В. При этом, В. об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний не предупреждалась (что и невозможно в силу процессуального статуса адвоката). Поэтому её объяснения, данные адвокату, нельзя рассматривать как свидетельские показания. В качестве таковых они стали только после допроса В., проведённой следователем.

То обстоятельство, что в ходе опроса адвокатом и последующего допроса в качестве свидетеля В. изменила свою позицию нельзя рассматривать в качестве проступка адвоката. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, дознаватель, следователь, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, предусмотренных УПК РФ (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путём сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ).

Таким образом, уголовно-процессуальное доказательство устанавливает достаточно чёткие правила проверки любых доказательств. Вывод о соответствии действительности тех или иных доказательств делается, на основании их всесторонней оценке, субъектами доказывания. Применение иного подхода означало бы необходимость привлечения дознавателя, следователя, прокурора, к ответственности за каждый случай изменения показаний свидетелем, подозреваемым (обвиняемым), потерпевшим и пр., что никак не соотносится с назначением уголовного судопроизводства.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, Комиссия приходит к выводу о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также КПЭА.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=16094