#34

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 13 декабря 2016 года № 12/12-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: рассмотрение в отсутствие адвоката; адвокат дал объяснения;
Дата: 13 дек. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глен А.Н., Фомина В.А., Земсковой Н.В., Юшиной М.Л.,
− при секретаре Никифорове А.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 01.12.2016 г. по обращению зам. начальника У МЮ по МО П.К.Ю. в отношении адвоката Н.В.А. ,

У С Т А Н О В И Л А:

В распоряжении Президента АПМО от 01.12.2016 г. в отношении адвоката Н.В.А. указывается, что адвокат пронес в ФКУ СИЗО-1 ФСИН России запрещенный к проносу предмет и тем самым нарушил требования Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Как следует из представления зам. начальника У МЮ по МО П.К.Ю., адвокат Н.В.А. пронёс на территорию ФКУ СИЗО-1 ФСИН России электронную книгу «Kindel» model № DP755Di с целью передать её своему подзащитному.
К обращению приложены копии следующих документов:

  • сообщение ФКУ СИЗО-1 ФСИН России от 10.10.2016 г. № 44-2008;
  • протокола личного досмотра от 07.10.2016 г., в котором адвокат указал, что не согласен с изъятием электронной книги, поскольку её нет в перечне запрещённых предметов и у него не было намерения и возможности передать её своему подзащитному;
  • рапорт сотрудника ФКУ СИЗО-1 ФСИН России от 07.10.2016 г., согласно которого адвокат, ожидая свидания со своим подзащитным, достал из сумки предмет внешне похожий на электронную книгу, в связи с чем был проведён досмотр его вещей.
  • приложение 2 к Инструкции по работе группы досмотра… ФКУ СИЗО-1 ФСИН России «Перечень предметов и веществ, запрещённых к проносу на территорию СИЗО».

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не отрицая факта произошедшего, пояснил, что электронная книга не включена в список запрещённых к проносу в изолятор предметов. Адвокат открыто читал книгу в вестибюле учреждения и сдал бы её при прохождении через КПП № 2. Также адвокат сообщает, что сотрудники учреждения не нашли оснований для привлечения его к ответственности по ст. 19.12 КоАП РФ.
Адвокат Н.В.А. в заседание комиссии не явился, о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства извещены надлежащим образом, в связи с чем, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, комиссией принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат не отрицает факт обнаружения у него электронной книги «Kindel» model № DP755Di. Однако, сам по себе факт наличия у адвоката данного предмета не означает, что он собирался передать его своему подзащитному. Доказательств, опровергающих данное обстоятельство, заявителем не представлено.
Кроме того, комиссия отмечает, что в представленном заявителем Приложении № 2 к Инструкции по работе группы досмотра по организации пропуска личного состава и посетителей, проходящих через КПП ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве «Перечень предметов и веществ, запрещённых к проносу на территорию СИЗО», электронные книги, в качестве предметов, запрещённых к проносу на территорию СИЗО» отсутствуют. Поэтому отсутствуют какие-либо правовые основания считать, что у адвоката был изъят запрещённый к проносу предмет.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Н.В.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive