#335

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 1)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.15 п.4;
Тема: по жалобам адвокатов; нарушение этических норм;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В АПМО поступила жалоба Б. в отношении адвоката П. Заявитель сообщает, что она, будучи адвокатом, привлечена к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Уголовное дело передано в суд. Защиту потерпевшей по делу осуществляет адвокат П. Заявитель полагает, что адвокат нарушил п. 4 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку не уведомил Совет о принятии поручения против другого адвоката, не уведомил об этом коллегу и при соблюдении интересов доверителя не предложил окончить спор миром.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы и, не отрицая факта представления интересов потерпевшей по уголовному делу в отношении адвоката, пояснил, что норма п. 4 ст. 15 КПЭА не может применяться в рамках уголовного процесса, поскольку рассмотрение уголовного дела судом не является спором кого-либо из участников уголовного процесса, в т.ч. адвокат не уполномочен предлагать кому-либо, включая подсудимого, окончить дело миром.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, Комиссия указала, что уголовное преследование по делам публичного обвинения осуществляется от имени государства прокурором, а также следователем. Потерпевший и его представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого (ст. 21, 22 УПК РФ).

Исполнение обязанности, установленной п. 4 ст. 15 КПЭА не может носить формального характера. Принятие адвокатом поручения на представление интересов против другого адвоката предполагает наличие такого сущностного признака как непосредственное представление адвокатом интересов доверителя, по спору с другим адвокатом, перед третьим лицом, привлечённым для разрешения возникшего такого спора (например, суда, медиатора и т.п.). Иной подход налагает на адвоката обязанность выяснять, например, при составлении искового заявления, какую деятельность осуществляет ответчик, что не предусмотрено ни законодательством об адвокатской деятельности, ни соответствующим процессуальным законодательством.

На основании изложенного, Комиссия пришла к выводу о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также КПЭА.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=16094