#308

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2017 года (фрагмент № 9)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.9 п.2 подп.2;
Статья КПЭА:
Тема: нарушение этических норм;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В АПМО поступило обращение У МЮ РФ по МО, в котором указывается, что 29.09.2011 г. М. был сдан квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката. При этом, 29.05.2009 г. Х-ким городским судом был вынесен приговор, которым М. был признан виновным в совершении умышленного преступления. Однако, статус адвоката М. был прекращён 22.06.2009 г. не на основании приговора суда, а по личному заявлению. В настоящее время адвокат обвиняется по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ. Таким образом, М. был ранее осуждён за совершение умышленного преступления, в настоящее время обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления, что подрывает доверие к адвокатуре.

К обращению заявителем приложены копии следующих документов:

  • письма ГСУ СК России по МО от 13.07.2017 г. № 16;
  • приговора Х-кого городского суда МО от 29.05.2009 г. в отношении М.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами представления, пояснив, что на момент приобретения статуса адвоката он был не судим, что подтверждается Постановлением Х-кого городского суда от 30.06.2010 г. В настоящее время адвокат действительно является обвиняемым по уголовному делу, но приговор по делу судом не постановлен, вины в инкриминируемом деянии адвокат не признаёт.

К письменным объяснениям адвоката приложена копия Постановления Х-кого городского суда МО от 30.06.2010 г. об удовлетворении ходатайства М. о досрочном снятии судимости

Рассмотрев доводы представления и письменных объяснений адвоката, изучив представленные документы, Комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п.п. 2 п. 2 ст. 9 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществления адвокатской деятельности лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

Согласно данных Кадровой службы АПМО, статус адвоката был приобретён М. 16.08.2006 г., 22.06.2009 г. статус был прекращён по личному заявлению адвоката.

29.05.2009 г. в отношении адвоката М. Х-ким городским судом был постановлен приговор по обвинению его в совершении умышленного преступления. Однако, на момент подачи заявления о прекращении статуса адвоката, данный приговор в законную силу не вступил.

Основания прекращения статуса адвоката исчерпывающе определены в п. 1 ст. 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». При этом законодательство об адвокатской деятельности не устанавливает приоритетности какого-либо из оснований. Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает единственное исключение - при наличии дисциплинарного производства в отношении адвоката его заявление о прекращении статуса может рассматриваться по окончании дисциплинарного производства (абз. 2 п. 2 ст. 19).

Поэтому, подавая заявление о прекращении статуса адвоката до вступления приговора суда в законную силу, М. действовал в рамках прав, предусмотренных законом и, соответственно, Совета АПМО не вправе был не рассматривать его заявления или приостановить рассмотрение до вступления вышеуказанного судебного акта в законную силу.

Адвокатом представлена копия Постановления Х-кого городского суда МО от 30.06.2010 г. об удовлетворении ходатайства М. о досрочном снятии судимости, которое вступило в законную силу 13.07.2010 г. Поэтому последующее приобретение М. статуса адвоката не вызывает сомнения в легитимности.

В отношении того, что в настоящее время в отношении адвоката ведётся предварительное расследование, Комиссия считает необходимым учитывать, что согласно позиции ЕСПЧ, отражённой в постановлении по делу «Виорел Бурзо против Румынии («Viorel Burzo c. Roumanie») (жалобы № 75109/01 и 12639/02, п. 156) «презумпция невиновности… не сводится лишь к процессуальным гарантиям по уголовным делам. Её сфера действия является более широкой, включая требование, чтобы представители государства или публичной власти не заявляли о том, что лицо виновно в совершении преступления, пока его вина не будет установлена судом». Комиссия считает, что само по себе привлечение адвоката к уголовной ответственности, безотносительно к его действиям, не может рассматриваться в качестве дисциплинарного проступка.

На основании изложенного, Комиссией дано заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в виду отсутствия в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15619