#306

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2017 года (фрагмент № 7)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА:
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

10.08.2017 г. в АПМО поступила жалоба Н. в отношении адвоката Б., в которой сообщается, что 13.06.2017 г. заявитель заключила с адвокатом соглашение на защиту П. в СК Т-ской области. Адвокат сама связалась по телефону с заявителем, говорила, что выяснила по телефону, что П. обвиняют по ст. 105 или 110 УК РФ, и настойчиво рекомендовала заключить соглашение. Вознаграждение в размере 220 000 рублей было перечислено на банковскую карту адвоката. Также заявитель отправила адвокату чистый лист со своей подписью. Во время перелёта П. проверили на причастность к преступлению и отпустили домой. Заявитель обратилась к адвокату с просьбой о возврате выплаченного вознаграждения, за вычетом расходов на перелёт (20 000 рублей), адвокат ответила отказом, сказав, что работа выполнена. Н. связалась по телефону со следователем и выяснила, что проверка П. была закончена ещё до заключения соглашения с адвокатом, в привлечении адвоката не было никакой необходимости.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • квитанции о переводе на банковскую карту 220 000 рублей;
  • соглашения об оказании юридической помощи от 13.06.2017 г.;
  • листа без текста с подписью заявителя;
  • e-mail-переписки между заявителем и адвокатом.

В письменных объяснениях адвокат сообщает, что по телефону из г. И-ма к ней обратилась заявитель, и они согласовали, что адвокат будет защищать её брата за вознаграждение в размере 200 000 рублей до предъявления обвинения и далее 200 000 рублей ежемесячно плюс транспортные расходы. Н. оплатила только 70 000 рублей. Бланк соглашения адвокат направила заявителю по электронной почте, Н. его заполнила, подписала и направила по электронной почте адвокату. Когда адвокат прилетела в г. Т-нь, то получила от заявителя смс-сообщение о том, что П. (подзащитного) отпустили. Позднее, при встрече, П. сообщил, что дал показания с адвокатом, назначенным в порядке ст. 51 УПК РФ, и во всём признался. Адвокат ездила в следственный комитет, подала заявление с приложенным ордером, но следователь отказался с ней общаться. Адвокат обратилась к руководителю следственного отдела с описанием всей ситуации, тот вызвал другого следователя, который допросил П. в качестве свидетеля. Адвокат позвонила заявителю, сообщила, что все подозрения с П. сняты, а изъятые вещи он сможет получить на следующий день без адвоката, на что заявитель стала присутствовать при всех посещениях П. следственного отдела. П. получил изъятые вещи, но получать копию протокола допроса в качестве подозреваемого не захотел. Впоследствии от заявителя пришло смс-сообщение с просьбой о возврате документов, но известный адвокату электронный адрес был адресом юридического лица и она не стала высылать документы, поскольку они являются адвокатской тайной. Также адвокат сообщает, что правоотношения у неё возникли только с П., который никаких требований не выдвигал.

К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • e-mail переписки с вложениями в виде пустого листа с подписью заявителя, незаполненного бланка соглашения об оказании юридической помощи и соглашения, заполненного заявителем и соглашения заполненного полностью и подписанного адвокатом;
  • заявления адвоката о допуске к участию в деле;
  • объяснений П. и протокола его допроса в качестве свидетеля;
  • письма заявителя с благодарностью адвокату и просьбой вернуть часть денежных средств.

В заседании Комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов Комиссии пояснила, что её подзащитный проживал в г. И-ме, а заявительница в г. С-ле, поэтому лично с Н. она никогда не встречалась. Выплаченное вознаграждение адвокат не вносила на расчётный счёт, поскольку она осуществляет адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете, расчётный счёт у неё отсутствует.

По ходатайству адвоката к материалам дисциплинарного производства приобщена копия распечатки телефонных переговоров адвоката и заявителя.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, Комиссия приходит к следующим выводам.

13.06.2017 г. заявитель заключила с адвокатом соглашение на защиту П. в СК г. И-м Т-ской области.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 КПЭА, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Заявитель не отрицает, что адвокат приступила к исполнению поручения по защите П. В письменных объяснениях адвокатом предоставлен подробный отчёт о действиях по исполнению поручения заявителя.

Комиссия неоднократно отмечала, что если жалоба поступает от доверителя – стороны по соглашению, которому юридическая помощь не оказывалась, то претензии по качеству оказания такой помощи может предъявлять только доверитель, в интересах которого было заключено соглашение и которому оказывалась юридическая помощь по такому соглашению.

П. с жалобой в отношении адвоката Б. в АПМО не обращался.

Вместе с тем, доверие к адвокату невозможно без надлежащего исполнения им обязанности по оформлению договорных отношений с доверителем в строгом соответствии с требованиями законодательства об адвокатской деятельности.

В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает отсутствия письменного соглашения на оказание юридической помощи заключённого в виде единого документа. Однако, Комиссии представлена e-mail-переписка между адвокатом и заявителем, из которой следует, что к письмам сторонами прикладывались сканы соглашения об оказании юридической помощи, с помощью которых стороны согласовывали обязательные существенные условия и итоговый вариант соглашения содержащий подпись заявителя.

В соответствии с п. 1 ст. 160 ГК РФ, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ. Указанные правила применяются к двусторонним (многосторонним) сделкам (договорам), если иное не установлено ГК РФ (п. 2 ст. 420 ГК РФ).

Согласно п. 3 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

Исходя из смысла ст. 434 ГК РФ, устанавливающей требования к форме договора, договор оказания услуг должен быть заключен либо путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо путем обмена документами, исходящими от сторон, либо принятием оферты, исходящей от стороны.

Комиссией установлено, что соглашение об оказании юридической помощи от 13.06.2017 г. было подписано сторонами путем обмена документацией посредством электронных форм связи, а именно электронная почта в виде сканированных документов. Обмен оригиналами документов сторонами не производился.

Подлинность представленных Комиссии сканированных документов сторонами не оспаривается.

Также заявитель не оспаривает факт обмена электронными документами и согласование существенных условий соглашения об оказании юридической помощи от 13.06.2017 г., указывая в жалобе только на ненадлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей по защите П. При этом заявитель проживает в г. С-ль, а подзащитный в г. И-м, заявитель никогда с адвокатом не встречалась.

С учётом вышеизложенных обстоятельств, Комиссия полагает, что адвокатом были соблюдены требования п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Вместе с тем, подобная практика заключения соглашения об оказании юридической помощи может носить только единичный характер и обосновываться невозможность личной встречи с доверителем, а само соглашение должно содержать сведения об электронных адресах сторон, по которым будет производиться обмен документацией.

На основании изложенного Комиссией дано заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Б. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Н.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15619