#305

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2017 года (фрагмент № 6)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения; адвокат дал объяснения;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

26.05.2017 г. в АПМО поступила жалоба П. в отношении адвоката З., в которой сообщается, что 20.04.2016 г. заявители заключили с адвокатом соглашение на представление интересов по гражданскому делу, экземпляр которого им выдан не был. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 309 000 рублей. По мнению заявителей, адвокат не принимала надлежащего участия в судебном разбирательстве, не отстаивала и не защищала их интересов.

Комиссией направлялся запрос для конкретизации выдвинутых в отношении адвоката дисциплинарных обвинений, ответ на который не представлен.

К жалобе заявителями приложены копии следующих документов:

  • доверенности от 12.04.2016 г., выданной адвокату на представление интересов в суде;
  • искового заявления о расторжении соглашения и взыскании с адвоката 309 000 рублей, направленного заявителями в Н-ский городской суд;
  • квитанций к приходным кассовым ордерам на общую сумму 309 000 рублей;
  • отзыва адвоката на претензию.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что она представляла интересы заявителей по двум гражданским делам. Заявители непосредственного участия в судебных заседаниях не принимали, подав в суд соответствующие заявления. Адвокат указывает, что обвинения в её адрес носят неконкретный характер, отсутствуют доказательства, подтверждающие, что она не являлась в суд, опаздывала или, что судебные заседания откладывались по её вине. Никаких нарушений адвокат не допускала. В настоящее время в Н-ском городском суде рассматривается исковое заявление, доводы которого аналогичны доводам жалобы.

К объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • возражений адвоката на исковое заявление со штампом суда об их принятии 19.06.2017 г.;
  • ходатайства адвоката о замене ненадлежащего ответчика, в котором адвокат просит исключить из числа ответчиков М-ную коллегию адвокатов;
  • уточнённого искового заявления от 19.06.2017 г.

Также адвокатом представлена копия решения Н-ского городского суда от 09.08.2017 г., согласно которой заявителям было отказано в иске к адвокату о взыскании вознаграждения.

В заседании Комиссии адвокат дополнительно пояснила, что не может представить соглашение на оказание юридической помощи заявителям, поскольку оно было утрачено. Все доводы жалобы являются ложью, заявители и представляющее их интересы ООО «Д» являются настоящими рейдерами, «выжимающими» с неё деньги, а Комиссия не вправе рассматривать жалобы, поступившие в отношении адвоката З., поскольку она состоит в трудовых отношениях с адвокатским образованием, расположенным в г. Москве.

Адвокатом представлены материалы адвокатского производства по исполнению поручения доверителей.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, Комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п. 4 ст. 23 КПЭА, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

Согласно п.п. 6 п. 2 ст. 20 КПЭА, обращение в отношении адвоката должно содержать указание на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.

27.07.2017 г. рассмотрение настоящего дисциплинарного производства откладывалось для предоставления заявителям времени для конкретизации доводов жалобы и представления искового заявления, подписанного адвокатом.

Однако, к настоящему времени данное требование заявителями выполнено не было. Комиссия считает, что времени, прошедшего с момента отложения, было достаточно для устранения причин, не позволивших первоначально рассмотреть жалобу по существу, и считает необходимым дать оценку действиям адвоката по имеющимся материалам, представленным сторонами.

Кроме того, при отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи, Комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителя.

Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.

В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает факт отсутствия письменного соглашения с заявителями, объясняя это тем, что экземпляр соглашения был утрачен при изменении фактического адреса адвокатского образования.

Анализ представленных сторонами документов (искового заявления, отзыва адвоката на претензию, решения Н-ского городского суда от 09.08.2017 г.) показывает, что у заявителей отсутствовал экземпляр соглашения об оказании юридической помощи.

Комиссия отмечает противоречивость позиции адвоката. Несмотря на довод об утрате экземпляра соглашения, в отзыве на претензию адвокат сообщает, что «наши правоотношения возникли на основании оказании мной юридической помощи…но не на основании Договора об оказании услуг, либо выполнения мною какой-либо «работы» и далее «…ГПК не предусматривает, что судебные расходы…. возмещаются за счёт взыскания их с представителя по доверенности». В вышеуказанном решении Н-ского городского суда указывается, что соглашение об оказании юридической помощи заявителями заключалось в одном экземпляре и у адвоката оно отсутствует. При этом, за время рассмотрения настоящего дисциплинарного производства адвокатом не представлено данных о регистрации соглашения с заявителями в документации коллегии адвокатов (п. 15 ст. 22 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ).

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 КПЭА, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Комиссия считает, что вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют, что соглашение об оказании юридической помощи между адвокатом и заявителями заключалось в одном экземпляре, который заявителям не выдавался. Такие действия адвоката Комиссия не может признать в качестве честного, добросовестного и квалифицированного исполнения адвокатом своих обязанностей перед доверителями, поскольку не позволяет им определить объём как своих прав и обязанностей, так и прав и обязанностей адвоката.

На основании изложенного, Комиссией дано заключение о наличии в действиях адвоката З. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем П., выразившегося в том, что адвокат не предоставила доверителям экземпляр соглашения об оказании юридической помощи.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15619