#302

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2017 года (фрагмент № 3)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1;
Тема: неявка адвоката;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

30.05.2017 г. в АПМО поступила жалоба Б. в отношении адвоката С. в которой сообщается, что заявитель заключил с адвокатом соглашение на представление его интересов в Р-ком городском суде МО по гражданскому делу. Судебные заседания назначались на 05.09, 29.09., 26.10., 21.11., 12.12.2016 г. и 24.05.2017 г. Из всех судебных заседаний, адвокат явился только в назначенное на 26.10.2016 г. Заявитель считает, что тем самым адвокат не выполнил принятые на себя обязательства.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашения об оказании юридической помощи;
  • квитанции к приходному кассовому ордеру на сумму 300 000 рублей.

Адвокату направлялся запрос о предоставлении объяснений и доказательств, опровергающих доводы жалобы, ответ на который комиссии не представлен.

Рассмотрев доводы жалобы и заслушав заявителя, комиссия приходит к следующим выводам.

Между сторонами рассматриваемого производства было заключено соглашение, по условиям которого адвокатом приняты на себя обязательства по представлению интересов заявителя в госучреждениях, в дознании, на предварительном следствии и в суде первой инстанции, размер вознаграждения определён в сумме 500 000 рублей. Дата заключения соглашения не установлена, но стороны определили, что оно вступает в силу с 17.03.2015 г. и действует до окончания дела и подписания доверителем соглашения. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 300 000 рублей.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Согласно информации, представленной на сайте Р-кого городского суда судебные заседания по гражданскому делу заявителя назначалось на 05.09. 2016 г., 29.09.2016 г., 26.10.2016 г., 21.11.2016 г., 12.12.2016 г. (https://sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo...). Сведения об иных датах судебных заседаниях сторонами Комиссии заявителем не представлено.

Комиссия считает очевидным, что заключая соглашение на представление его интересов в суде, заявитель вправе был рассчитывать, что адвокат будет оказывать ему юридическую помощь в каждом судебном заседании. Неявки адвоката в судебные заседания в такой ситуации нельзя рассматривать в качестве надлежащего исполнения требований п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При этом комиссия отмечает, что адвокатом не представлено доказательств надлежащего исполнения вышеуказанной обязанности.

Кроме того, Комиссия неоднократно отмечала, что надлежащее исполнение адвокатом обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета поручения, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.

Согласно п. 6 соглашения между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства, «в случае расторжения соглашения в одностороннем порядке доверителем, оплаченные им суммы (авансы) возврату не подлежат…». Комиссия считает, что включение в соглашение такого условия противоречит п. 1 ст. 782 и п. 1 ст. 978 ГК РФ, а также вводит доверителя в заблуждение, что указывает на злоупотребление адвокатом доверием, что является нарушением п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного, Комиссией дано заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката С. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Б., выразившихся в том, что адвокат, приняв на себя обязанность по представлению интересов доверителя в Р-ком городском суде: не явился в судебные заседания, назначенные на 05.09. 2016 г., 29.09.2016 г., 21.11.2016 г., 12.12.2016 г.; включил в соглашение об оказании юридической помощи противоречащее закону условие о том, что в случае расторжения соглашения доверителем одностороннем порядке, оплаченное им вознаграждение возврату не подлежит, что противоречит закону и вводит доверителя в заблуждение относительно его прав (п. 6 соглашения от 17.03.2015 г.).

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15619