#299

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 10)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.8 п.1;
Тема: по жалобам адвокатов; адвокат дал объяснения; нарушение этических норм;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В АПМО поступила жалоба адвоката П. в отношении адвоката Я., в которой указывается, что адвокат Я. в судебном заседании Л-го районного суда, после удаления судьи в совещательную комнату для вынесения решения, стал в грубой форме угрожать адвокату П., употреблял выражения, умаляющие ее честь и достоинство.

К представлению приложены аудиозапись и стенограмма аудиозаписи.

Комиссией был направлен запрос адвокату о предоставлении письменных объяснений и документов по доводам представления.

Адвокат в письменных объяснениях не согласился с доводами жалобы, пояснив, что не допускал угроз или оскорбительных выражений в адрес адвоката П. Реплику П. в ходе судебного заседания, из-за которой возник конфликт между адвокатами, в адрес его доверителя о том, что «дети ему вообще не нужны», считает некорректной и об этом им было заявлено сначала в ходе судебного заседания, а затем после удаления судьи в совещательную комнату в допустимой форме.

К письменным объяснениям адвоката документов не приложено.

В заседании комиссии заявитель поддержал доводы жалобы и дополнительно пояснила, что именно она считает оскорбительными выражениями на стенограмме аудиозаписи.

В заседании комиссии адвокат поддержал доводы письменных объяснений и дополнительно пояснил, что не допустил некорректных выражений ни в самом судебном заседании, ни после его завершения.

Рассмотрев доводы обращения, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Адвокат П. и адвокат Я. представляли стороны по гражданскому делу, рассматриваемому Л-ким районным судом. В судебном заседании 11.05.2017 г. и после удаления судьи в совещательную комнату для вынесения судебного акта между адвокатами возник конфликт, который послужил причиной обращения адвоката П. с настоящей жалобой.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования. Согласно п.п. 6 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, обращение в отношении адвоката должно содержать указание на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.

В рассматриваемом деле заявителем не представлено надлежащих доказательств неисполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей. Из изученных комиссией аудиозаписи и ее стенограммы следует, что между адвокатами возник спор в ходе судебного заседания, когда адвокат П. произнесла в адрес доверителя адвоката Я. фразу «ему дети вообще не нужны», которая вызвала ответ адвоката Я. По мнению комиссии, ответ носит излишнюю эмоциональную оценку. Однако комиссия считает, что в рассматриваемой ситуации, когда адвокат П. в судебном процессе допустила в адрес доверителя адвоката высказывание, не имеющее процессуальное значение, адвокат должен был реагировать на нарушение прав своего доверителя (ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката) и в данных условиях «эмоция работает привычнее и быстрее, проще распознаёт типичные ситуации и находит для них стереотипные реакции и оценки» (Володина С.И. «Особенности и значение пафоса в речи адвоката» /В кн. «Адвокатура. Общество. Государство. Сборник материалов VII Ежегодной научно-практической конференции». М. 210. С. 187).

Также комиссия констатирует, что из содержания аудиозаписи и стенограммы не следует, что адвокатом Я. были допущены оскорбления в адрес другого адвоката, угрозы или нецензурная лексика.

Поэтому комиссия считает, что указанное адвокатом П. выражение «вы не адвокат» не содержит в себе оскорблений, обсценной лексики и расценивается комиссией как субъективная оценка Я. профессиональной компетенции или деятельности адвоката П., связанная с высказыванием в адрес доверителя адвоката Я. Другое выражение - «я буду жаловаться вашему шефу», на которое также ссылалась адвокат П., также не содержит в себе угрозы и указывает на возможность обжалования действий адвоката, в т.ч. путем направления жалобы в адвокатское образование.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия пришла к выводу об отсутствии в действиях адвоката Я. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484