#297

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 8)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.10 п.3; КПЭА ст.14 п.1;
Тема: неявка адвоката; адвокат дал объяснения;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

24.04.2017 г. в АПМО поступило обращение мирового судьи в отношении адвоката П. в котором сообщается, что 18.04.2017 г. адвокат допустил неявку в судебное заседание по уголовному делу по обвинению С., поскольку находился в командировке, известив суд о своей занятости непосредственно в день судебного заседания, документов, подтверждающих уважительность причин неявки суду не представил. Заявитель считает, что заключив соглашение на дату, когда адвокат не мог участвовать из-за своей занятости, адвокат допустил затягивание рассмотрения дела и необоснованную трату бюджетных средств.

По запросу комиссии заявителем представлены копии документов, поступивших от адвоката 18.04.2017 г. в адрес суда:

  • ордера адвоката от18.04.2017 г. на защиту С.;
  • письма адвоката о том, что 17.04.2017 г. он заключил соглашение на защиту С. и просит перенести судебное заседание, назначенное на 18.04.2017 г. в связи с нахождением в командировке.

Также в сопроводительном письме заявитель сообщает, что адвокатом не представлено суду доказательств нахождения адвоката в другом судебном процессе.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что соглашение на защиту С. было заключено 17.04.2017 г. в 17.00. Перед тем как заключить соглашение, адвокат объяснил С., что не сможет принять участие в судебном заседании 18.04.2017 г., так как в это время будет находиться в командировке. Также адвокат объяснил С., что последний вправе заявить в суде о том, чтобы его защищал избранный им адвокат и просить перенести судебное заседание. На следующий день адвокат позвонил в суд, по просьбе суда направил фотокопию ордера. В дальнейшем участвовал во всех судебных заседаниях, вплоть до принятия итогового судебного акта.

К объяснениям адвоката приложена копия приказа о направлении работника в командировку от 12.04.2017 г.

В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии, пояснил, что дело впоследствии дважды откладывалось не по его вине, в настоящее время дело рассмотрено.

Рассмотрев доводы обращения и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Фактические обстоятельства рассматриваемого дисциплинарного производства адвокатом не оспариваются.

Таким образом, в заседании комиссии установлено, что 17.04.2017 г. адвокат заключил соглашения на защиту С. у мирового судьи. Очередное судебное заседание было назначено на 18.04.2017 г., о чём адвокат был осведомлён, однако в судебное заседание не явился, поскольку должен был ехать в командировку.

Согласно п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Адвокат известил суд о невозможности явки только в день судебного заседания, поскольку соглашение было заключено в 17.00 предыдущего дня.

Возникновение ситуации совпадения 18.04.2017 г. времени рассмотрения двух дел с участием адвоката П. в разных судах явилось следствием нарушения адвокатом п. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения. Кроме того, согласно п.п. 5 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве заведомо большем, чем в состоянии выполнить.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушений п.п. 5 п. 1 ст. 9, п. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484