#295

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 6)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.10 п.4;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

06.04.2017 г. в АПМО поступила жалоба доверителя К. в отношении адвоката Б., в которой заявитель сообщает, что 30.07.2014 г. между ней и адвокатом было заключено соглашение на защиту ее сына К-ва. по уголовному делу о ДТП. По указанному делу адвокату было в общей сумме выплачено 2 274 000 руб. Приговором Т-кого городского суда Т-кой области от 29.03.2016 г. К-в. был признан виновным в совершении преступления по ч. 5 ст. 264 УК РФ и ему было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

По утверждению заявителя, адвокат ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности: перед подписанием соглашения гарантировал заявителю положительный результат по делу в виде назначения К-ву. наказания, не связанного с реальным лишением свободы, намеренно сообщал доверителю завышенную стоимость автотехнических экспертиз по уголовному делу, не подал кассационную жалобу.

Также доверитель сообщает, что 21.12.2016 г. между ней и адвокатом была достигнута договоренность о возврате адвокатом части неотработанного вознаграждения в размере 1 200 000 руб., о чем адвокатом была подписана долговая расписка со сроком возврата до 01.01.2017 г., однако денежные средства до настоящего времени не возвращены.

В жалобе доверитель ставит вопрос о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства и просит оказать помощь по возврату адвокатом полученного вознаграждения в сумме 2 174 000 руб.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

·копия соглашения об оказании юридической помощи № 17 от 30.07.2014 г.

· копия долговой расписки адвоката Б. от 21.12.2016 г.;

·копии банковских документов о перечислении денежных средств;

·копия приговора Т-го городского суда от 29.03.2016 г.;

·копия апелляционного постановления от 23.05.2016 г.

· копия заключения автотехнической экспертизы по уголовному делу.

Комиссией был направлен запрос адвокату о предоставлении письменных объяснений и документов по доводам жалобы, ответ на который не получен.

В заседании комиссии заявитель поддержал доводы жалобы и дополнительно пояснил, что адвокат систематически не являлся на процессуальные действия по уголовному делу, в настоящее время адвокат не выходит на связь и игнорирует обращения доверителя.

Адвокат Б. извещен надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, представил заявление об отложении заседания комиссии в связи с нахождением на больничном. Членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в отсутствие адвоката, т.к. неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства.

Рассмотрев доводы жалобы, заслушав заявителя и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Адвокат Б. согласно заключенному соглашению с заявителем осуществлял защиту обвиняемого К-ва по уголовному делу на стадии предварительного следствия и суда первой инстанции. Приговором Т-кого городского суда Т-кой области от 29.03.2016 г. К-0в был признан виновным в совершении преступления по ч. 5 ст. 264 К РФ и ему было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Согласно представленным банковским документам, заявителем перечислено на банковскую карту адвоката в общей сумме 2 174 000 руб., в то время как согласно соглашению об оказании юридической помощи № 17 от 30.07.2014 г. вознаграждение адвоката составляет 500 000 руб. Кроме того, комиссией изучен оригинал долговой (заемной) расписки адвоката Б. от 21.12.2016 г. на сумму 1 200 000 руб.

Адвокатом не представлено письменных пояснений и доказательств, опровергающих доводы жалобы. Непредставление адвокатом объяснений по отдельным доводам жалобы, при отсутствии других доказательств, комиссия расценивает как непредставление доказательств, опровергающих эти доводы, что, в свою очередь, подтверждает неисполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем в этой части.

В соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Из указанной нормы следует, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем. В связи с этим комиссия неоднократно ранее отмечала, что самостоятельным дисциплинарным нарушением адвоката является получение денежных средств от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об оказании юридической помощи, а также невнесение адвокатом полученных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования.

В рассматриваемом деле комиссия установила, что адвокатом Б. были получены от заявителя на банковскую карту денежные средства несколькими платежами на общую сумму 2 174 000 руб. вне рамок заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи и без оформления каких-либо финансовых документов.

Также адвокатом не представлены доказательства внесения указанных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования в нарушение п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», согласно которому вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Таким образом, адвокатом Б. были получены денежные средства за оказание юридической помощи в размере 2 174 000 руб. без заключения соглашения с доверителем и без оформления финансовых документов о получении денежных средств, а также не исполнена обязанность по внесению полученных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования.

В отношении довода жалобы о наличии долговой расписки адвоката комиссия отмечает, что согласно пунктам 1 и 4 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также соблюдать КПЭА. В силу п. 4 ст. 10 КПЭА, адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.

Комиссия признает, что в действиях (бездействии) адвоката Б. имеется нарушение данных требований законодательства об адвокатуре и КПЭА, так как адвокат поставил себя в долговую зависимость от доверителя К. Долговая зависимость подтверждается долговой распиской адвоката от 21.12.2016 г. на сумму 1 200 000 руб., которую он выдал доверителю. Факт подписания такой долговой расписки и ее содержание также не были опровергнуты адвокатом.

Относительно требований заявителя об оказании помощи по возврату адвокатом уплаченных денежных средств необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в судебном порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Б. нарушений п. 1, 2 и 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 4 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484